Пятница, 24.05.2019, 03:46
Приветствую Вас Гость | RSS

Навигация
Категории раздела
Белорусский дневник [77]
События в Республике Беларусь и вокруг неё
Политический «Музей мадам Тюссо» [9]
О политиках без грима и лакировки
Криминальный дневник [10]
Криминал вверху и внизу
Эмигрантский дневник [13]
«Planet Today» [1]
Корзина
Ваша корзина пуста
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Услуги

Аналитика

Главная » Эмигрантский дневник
1 2 »

На вопрос, за что я благодарна Германии, ещё год назад я бы только пожала плечами. Я пребывала в твёрдом убеждении: всем, что со мной случилось хорошего, я обязана исключительно самой себе. Я всего добивалась сама.

Чигдем Топрак (24), изучает политические науки и методики разрешения конфликтов

Но с тех пор, как я приехала учиться в Стамбул, я вдруг поняла, сколь многим я обязана своей родине — Германии.

Здесь, в Стамбуле, в одном из престижнейших частных турецких университетов, у меня гостевой семестр (один из вариантов студенческого обмена. — В. Д.). Я никогда не попала бы сюда, если бы мой дед не покинул на заре шестидесятых свою халупу в Восточной Анатолии, переселившись в Германию. Конечно, я прилежно училась, закончила гимназию, а мои родители всячески поддерживали моё стремление к знаниям.

... Читать дальше »

Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1554 | Добавил: litcetera | Дата: 22.11.2011 | Комментарии (2)

Не поделили немец с русским любимую женщину, кстати, тоже русскую.  Русак позвонил конкуренту и вылил на него такие матюки, что тот от неожиданности трубку выронил.

Заявил немец в полицию.

Вызывают русского для объяснений. Пришел переводчик, с унивеpситетом, 3 славянских языка знает.

— Как вы его назвали?
— Н-ну... пидорас...
— Это что, ругательство?
— Да.
— Сильное или слабое?
— Слабое, типа «кляйне шайссе».
— А что оно означает?
— Да ничего не означает...
— И все - таки, что это — предмет, действие, явление?..
— Да никакое это не явление...  Просто — пи-до-рас-с, и — все!

Через пару недель гулял русак с подругой по Берлинерпроменаде и встретил соперника. Но не показал ему знаменитую комбинацию с поднятым средним пальцем, а взялся за середину брюк и выразительно потряс.

Тот отвернулся.

...Мы сидим со страдальцем Вальтером в «Розенгартене» за столиком, и розы действительно цветут. А он возбужденно говорит:

— Я этого не понимаю. Я возил её с дочерью в Париж. Говорю — выходи за меня замуж. А она — он меня убьёт!  А кто он ей такой?..

...И неожиданно  переключаясь:

— Слушай, а ты танец Капучино танцуешь?
— Какой Капучино?
— Ну, танец такой... русский...
— А-а — Казачок?!
— Ja-ja, Каsаtschjок!
— В России его никто не танцует.
— Как?!

Жаль человека.

Михаил Корешковский
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1446 | Добавил: litcetera | Дата: 20.11.2011 | Комментарии (0)

Вот такой молодец возглавляет наше земельное отделение Национально-Демократической Партии Германии (NPD).

Буквально пара слов о Франце. 35 лет, женат, трое детей, пару лет тому был вице-президентом всегерманской «NPD — Народный союз», в личном общении производит весьма и весьма позитивное впечатление, — я бы даже назвал его харизматичным.

NPD, PRO Deutschland и т. п. позиционируют себя как «традиционалисты» и «консерваторы». И если PRO Deutschland сосредотачивается на правоконсервативной риторике, то NPD тяготеет к левой, к социальным, даже, можно сказать, социалистическим паролям. На этом поле у NPD есть мощный противник — всякие зелёные и социалисты, об благообразных «демократов» до отвязанных автономов. Трудности, трудности…

Беда в том, что суть у них всех одна. Именно о ней говорит Элвин Тоффлер в своём «Шоке будущего» — прошу извинить за длинную цитату:

Существуют группы романтиков-экстремистов, крикунов, враждебных всему, за исключением наиболее примитивных технологий земледельческой эпохи, которые, кажется, будут рады возврату к средневековым ремёслам и ручному труду. Сытые, принадлежащие, как правило, к среднему классу, они сопротивляются техническому прогрессу так же слепо и огульно, как и те, кто ратовал за приход индустриализма. Представители этой группы фантазируют о возврате к тому миру, который большинство из нас — и большинство из них — найдёт отвратительным.

И, тем не менее —

…реверсионисты с правым уклоном тоскуют по простому, упорядоченному обществу небольших городков, где в размеренном социальном окружении все их старые шаблоны были уместны. Вместо адаптации к новому они продолжают автоматически применять старые решения, увеличивая все больше и больше разрыв с реальностью. Реверсионист настаивает на предыдущих решенияхи упорствует в своих привычках с догматическим безрассудством. Чем сильнее изменение угрожает ему извне, тем методичнее он повторяет прошлые режимы действий. Его социальная перспектива регрессивна. Испытав удар будущего, он истерически пытается сохранить не соответствующий действительности статус-кво, или требует в той или иной замаскированной форме возврата к прошлому.

И если правые традиционалисты-реверсионисты в основном болтают о «традициях», не удосуживаясь сообщать, каким именно способом они собираются нас к ним вернуть, то зелёная левотина гораздо более последовательна. «Не вижу ничего опасного в том, чтобы Германия стала исламской страной», — заявляет сопредседатель партии зелёных ФРГ Джем Ёздемир. Да, именно об этом говорил 30 лет назад Тоффлер!

Если старый реверсионист мечтает о восстановлении прошлых небольших городков, молодой реверсионист с левым уклоном мечтает о большем —> о возрождении патриархального общества. Это объясняет очарованность сельской общиной, сельским романтизмом, наполнявшая поэзию хиппи и субкультуру пост-хиппи, обожествление Че Гевары (отождествляемого с горами и джунглями, а не с урбанистической и постурбанистической окружающей средой), почитание дотехнологических обществ и преувеличенное презрение к науке и технике. Все эти красочные требования «возврата к природе», разделяемые левыми течениями, соответствуют тайной страсти реверсионистов по«доброму старому времени».

Поскольку апеллировать к сельскому романтизму в Германии довольно сложно по целому ряду внутри- и внешнеполитических причин, левотина носится, как дурак с писаной торбой, с исламом. И что характерно — борьбу за свои вонючие идейки они ведут с помощью самых передовых технических средств, собираясь разрушить цивилизацию, благодаря которой появление этих средств оказалось возможным. Мало того: именно благодаря цивилизации, эмансипации личности и освобождению труда появились все эти социалисты, демократы, автономы, — грязная пена на волнах океана Свободы. Свобода — основополагающая ценность Цивилизации. Именно поэтому левотина и пытается погасить волну ворванью ислама! Все их исламские сантименты — это переродившийся (и выродившийся) руссоистский культ «благопристойного дикаря» с фестончиками попустительства терроризму и анархии под чёрным знаменем, кстати, скоммунизженном у того же ислама.

Почему левотина так любит ислам? Потому, что ислам — это сверхупрощение. Ислам предлагает такие простые ответы на столь сложные проблемы, что они очень быстро становятся неразрешимыми. Поэтому мусульманам ничего не остаётся, как устроить конец света и переселиться в рай с девственницами, и, что особенно примечательно, девственниками. Как в анекдоте про косорукого цирюльника: «А-а-а, всё равно не получается!» Исламское сверхупрощение они пытаются выдать за революционность — не случайно одной из ключевых фигур «исламской революции» в России стал Гейдар Джемаль, постоянно завывающий о «грядущей победе мировой деревни над мировым городом». Это и есть то самое вожделенное левотиной и мусульманами будущее: чтобы вместо ненавистного «города» с его свободой и разнообразием идей, мнений и занятий повсюду была живущая на подачки (только кто же будет подавать, если нас не останется?!) анатолийская деревня с чумазыми детьми, забитыми тётками в чёрных мешках и «мудрецами» в духане. Джемалю и его спонсорам сладострастно подмахивают обиженные шавки вроде Максима Шевченко: эти хотят быть самыми умными, прекрасно понимая, что такое возможно лишь тогда, когда вокруг останутся одни бараны с отформатированными исламом мозгами.

На словах непримиримо воюя с левыми, коммунистами и незаконной иммиграцией, «правые» традиционалисты с красно-коричневым оттенком испытывают ту же мазохистскую тягу к исламу — но «с другой стороны». В исламском нашествии они разглядели приверженность традиционным ценностям, и с помощью их директивного введения надеются обратить это нашествие вспять. Пожалуй, «мудрецы» из духана, ссущие за неимением канализации в арык, поумнее будут.

На прошедшем в прошлый четверг собрании Die Freiheit состоялась в некотором роде показательная дискуссия с г-ном Францем. Он долго и витиевато говорил о мусульманах как о «носителях традиционных начал», соблюдению коих нам, европейцам, якобы следует у них поучиться. И когда г-н Франц завёл шарманку о чадолюбии оккупантов, моё терпение лопнуло окончательно.

— Говорить о том, что нужно учиться у мусульман любви к детям, может либо сознательный лжец, либо человек, ничего не знающий об исламе. Конечно, если под «любовью» — в духе Оруэлла — понимать репрессивное воспитание, сексуальную эксплуатацию и превращение собственных детей в «мучеников за веру», взрывающихся среди нас, то да — до такого «чадолюбия» нам всем очень далеко. Не сомневаюсь, г-н Франц — до подобных проявлений родительской «любви» далеко и Вам самому. Но если Вы хотите возрождать, а, точнее, распространять традиции такого извода, Вы обратились не по адресу: Ваши ближайшие соратники — оранжевая партия BiG, требующая обязательного изучения ислама и турецкого языка в немецких школах. И не кривитесь так, — они тем самым защищают именно свои традиционные ценности! Это ведь их традиция — порабощать «неверных», заставлять их платить мусульманам дань и с каждым днём требовать от покорённых всё больше и больше, пока те не сбегут — если есть куда — или не обратятся в ислам. Или Вам всё равно, какие «традиции» — лишь бы «традиции»? По-моему, Вам стоит об этом как следует поразмыслить.

И вот тут-то и произошло самое важное. В глазах Франца я увидел вовсе не злобу и ненависть. Я увидел — именно увидел — как заработал его когнитивный аппарат. Увидел интерес и желание думать.

— Судя по Вашей реакции, господин Франц, Вы вовсе не так уж традиционны. Самое отвратительное, что только может быть в традиционности — это её неприятие критики, иного взгляда на проблемы и способы их решения. Но есть другая традиция — европейская традиция выслушать и постараться понять оппонента, найти аргументы, обсудить со всех сторон, вертеть проблему так и эдак, пока решение не будет найдено. Да, иногда в своём стремлении узнать и понять мы заходим слишком далеко — например, когда рассматриваем традиционалистские мотивы убийств «чести» как смягчающее обстоятельство. И всё же наша традиция — традиция пользоваться разумом и стремиться к свободе — это прекрасная традиция. Традиция, превратившая наше общество из традиционно-репрессивного, мобилизационного — в общество договорных отношений, в общество разветвлённых горизонтальных социальных связей, общество, в котором возможна дискуссия. И вот это общество одинаково ненавидят и левые, и мусульмане: в условиях свободного обмена и конкуренции идей у них нет ни единого шанса. Когда Вы поймёте, что именно традиции свободы Вам гораздо ближе глубоко укоренившихся в исламе традиций насилия, подавления и стремления к смерти, — приходите ещё, мы искренне рады всем, кто умеет мыслить. Традиции европейской критической мысли, уважения к чужому мнению, стремления к постоянному анализу и осмыслению своих действий и выработке на этой основе способов преодоления стоящих перед нами проблем — наше самое мощное оружие в борьбе за свободу, и предать эту традицию было бы самой большой, самой непоправимой — и непростительной — ошибкой.

Франц, помолчав, вдруг встал и протянул мне руку. Мне ничего не оставалось, как пожать её и предложить — опять же в рамках старых добрых европейских партийных традиций — перейти на «ты».

После «официального закрытия» собрания Франц несколько раз прощался, но не уходил, — судя по всему, общение с нашей компанией сильно его увлекло. Упустить такой шикарный случай я не мог.

— Франк, знаешь, чем отличается англичанин от еврея?

— Нет, — насторожился Франц.

— Англичанин всегда уходит, не прощаясь. А еврей прощается-прощается, но не уходит!

Ещё секунду на лице Франца — как, впрочем, и на лицах остальных — держится недоумение, но вот оно уже разрешается дружным хохотом. Похоже, этого анекдота немцы прежде не слышали.

По-моему, хороший повод вспомнить ещё одну старую добрую европейскую традицию — почаще подтрунивать над собой.

Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1493 | Добавил: litcetera | Дата: 30.09.2011 | Комментарии (0)


У Ёзкана Мутлу не только велик зелёный. Он и сам — зелёный, хотя рожа у него вполне левая красная (извините за каламбур, я не нарочно). В партии маленьких зелёных человечков (судя по их политике, они защищают интересы инопланетян) Ёзкан «отвечает» за образовательную политику. «Отвечает» он за неё именно в кавычках, а почему — сейчас объясню.


На днях Ёзкан отправился с дочерью на велосипедную прогулку. Усталые, но довольные, возвращались они домой, и решили перекусить чем бог послал. Видимо, именно божий промысел направил их стопы, то есть, тьфу, колёса, конечно (велосипедные колёса-то, если чо) прямо в маленькую закусочную, где два брата, анатолийских* селюка**, торговали всякими вкусностями распивочно и на вынос.

Ёзкан, как настоящий берлинец, и блюдо выбрал соответствующее — сосиску в остром соусе карри, один из берлинских (и немецких вообще) излюбленных фастфудов. За две сосиски, порцию картошки-фри и бутылочку фанты Ёзкану пришлось выложить целых 11 евро, — однако, недёшево! Грабёж, подумал Ёзкан, и даже попенял (по-немецки) согражданам — дескать, сосиска сосиской, а совесть-то иметь надо!

Селюки не усовестились — напротив. «Билять!» — сказал один брат-селюк другому, естественно, по-турецки. — «Эта немецкая свинья меня ещё экономике и ценообразованию учить будет?!»

Услышав знакомую с детства речь, Ёзкан навострил уши. Увидев, как подозрительно щурится клиент, брат, что постарше, предостерегающе ткнул
младшего локтём в бок, но было уже поздно. Младший разошёлся вовсю: «Ишь, вырядился — в очках и на лисапеде! Фашист вонючий! Тьфу, безбожная харя!»

«Ах, так?!» — теперь уже по-турецки возопил разъярённый Ёзкан, у которого от обиды начисто пропал аппетит. — «Это я-то, Абдуррахман ибн Хоттаб дер бильдунгсшпрехер унд грюнер политикер*** — фашист?! Забирай взад свою вонючую сосиску, а лучше — обе! И деньги на бочку!»

Но не тут-то было.

«Билять!» — заорали теперь уже оба брата. — «Так ты турок?! Ах, ты, собака такая! Ты ж нам весь рамадан испохабил, тилихент очкастый! У нас, праверных, суровый пост, а ты, Брут, продался большевикам кяфирам, сосиски на глазах у аллаха трескаешь?! Пшёл вон отсюда со своей малолетней шлюхой, сопля зелёная!»

Тут уже сердце профессионального мультикультуралиста заныло от нестерпимой обиды.

«Ратуйте, люди добрые! — вскричал Ёзкан, потрясая кулаками. — Я двадцать лет, живота не щадя, бьюсь, аки лев, за то, чтобы в этой стране все религии и культуры стали равны, а меня — меня! — какая-то селючья анатолийская шелупонь будет учить, что и когда мне есть?! Билять!!!»

Сняв дрожащими от негодования руками очки с носа и аккуратно, согласно благоприобретённой на новой родине привычке, сложив их в футляр, Ёзкан прямо на глазах у скандализованной публики нанёс одному из братьев целых два толерантных, экологически безупречных удара в гордую мусульманскую грудь. Братья не остались в долгу, и началась знатная, с летящей во все стороны юшкой и сосисками-карри, мультикультурная моноэтническая потасовка.

Насилу разняли. Неизвестно, дойдёт ли дело до суда, но дело о хулиганстве завели.

Так зелёный политик постиг провал мультикультурного образования: обы анатолийских селюка родились и выросли в Германии, и даже учились в школе.

Ну, по мощам и елей.

P. S. А ещё Ёзкан недавно домик продал, а сделку — того-с, не отразил в декларации. Турецкие привычки — они живучие. Теперь уж точно жди неприятностей.


© Вадим Давыдов, пересказ с немецкого




* Анатолия — слаборазвитая аграрная провинция Турции.
** Селюк (укр. арго) — деревенщина.

*** Ответственный за образование и зелёный политик (нем.)
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1422 | Добавил: litcetera | Дата: 11.08.2011 | Комментарии (0)


Прожив три месяца в Саарбрюккене, дедушка Рустам решил, что настало время познакомиться с достопримечательностями этого небольшого, зелёного и уютного на вид немецкого города, куда занесла непредсказуемая эмигрантская судьба. Он шёл мимо ярких витрин, осторожно обходил столики, протянувшиеся шпалерами на центральной улице, наблюдая, как разомлевшие от весеннего солнца горожане, освежались пивом, курили, и поедали в неимоверных количествах мороженое и картофель - фри, залитый оранжевым кетчупом

Неподалёку от бойкой пивной, откуда к столикам метались кельнеры с кружками пива, продавал кебаб загорелый молодой турок. В белом, сдвинутом набекрень колпаке. Учуяв запах жареного мяса, Рустам подошёл поближе, с интересом наблюдая за манипуляциями продавца.

— Зачем столько всяких машинок? И мясо на электричестве запекать? — пробормотал старик. — Это не барашек, а сплошное несчастье. Весь металлом провонялся. У нас в Нахичевани барашка на медленном натуральном огне готовишь, а в Баку аромат слышно.

Заслышав знакомую речь, продавец бросил на Рустама внимательный взгляд и спросил:

— Ты откуда родом, отец? Ты — курд?
— Нет, я азербайджанец, из Баку.
— О, Азербайджан — гут. Баку — гут!
— Ага, — согласился Рустам. — Скажи, уважаемый, много барашек держите?
— Нет. Здесь не выгодно и негде их пасти. Мы только торгуем. А мясо, замороженное, в пакетах — поставщики привозят. Говорят, из самой Австралии. Очень удобно — никакой возни.
— Понятно, сынок. По цвету вижу — неживое мясо. Душа такое не принимает.

Продавец обиделся, нарезал ножиком несколько кусочков жареного мяса, подал старику на тарелке.

— Попробуй, отец. Пальчики оближешь. Надо ещё уметь приготовить.

Рустам пожевал, аккуратно вытер платком губы.

— Ну, что я тебе говорил, отец? Вкусно?
— Как тебе сказать, сынок… Кушать, конечно, можно — наслаждаться нельзя, — честно признался Рустам.

 
Леонид Шнейдеров
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1014 | Добавил: litcetera | Дата: 30.03.2011 | Комментарии (0)

Пошел Валерка в дискотеку «Красная звезда» — пыль столбoм и дым коромыслом, и все свои.

Не понравилось одному сотоварищу, что девчонка на Валерку больше внимания обращает, и обозвал он Валерку жидом.

Это был большой передерг — только одна из его бабушек имела к этому некоторое отношение, да и то в советские времена.

А Валерка обиделся и врезал приятелю, теперь уже бывшему, по челюсти.  Тот отлетел и спиной сбил стойку...

...— Тому парню здорово повезло, — говорит Петро, отец Валерки, с которым мы потягиваем светлое, — что он не меня обозвал. Когда меня касается, пацан вообще звереет...

А в дискотеке тогда же с двух сторон подоспели волонтёры и пошла вeселая махаловка с расквашиванием носов, пока на шум не прибежал хозяин дискотеки, тоже русак, бывший спортсмен, и, пользуясь преимуществом в росте, не надавал всем поджопников и не объявил «хаусфербот» (запрет на посещение).

Но через неделю все всё равно встретились: что за проблема — в округе дискотек еще много.

А Петро заплатил за ремонт.


Михаил Корешковский
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1189 | Добавил: litcetera | Дата: 21.03.2011 | Комментарии (0)

Два пишем, три в уме прибавляем, один, два, пять, восемь...
– 16 Евро! Платите! Быстрей! Быстрей! Не задерживайте очередь!..
...Зычный голос и уши, вылезающие из-за розовых щек, – я ошарашенно взираю на этакого Тараса Бульбу с лихо закрученными вверх длинными усами и глянцевой лысиной.
Как так — 16 Евро?! Моего высшего образования по математике явно не хватает для такого округлено-приблизительного подсчета. Растерянно смотрю я на бойкого дядю и, вежливо заикаясь, сообщаю, что он ошибся и прошу пересчитать.
Так вот когда задрожал воздух вокруг.
Как так! Какая-то иностранка посмела возразить?!
– Платите немедленно! Или убирайтесь вон!
Что? Я не ослышалась? Это вместо извинений меня же да и поганой метлой?
Ну, уж нет, решила я. Коль это не сон, да и речь не родная, а самая что ни на есть европейская, то бишь немецкая, то хотелось бы чуть повежливей, Herr Verkäufer, чуть повежливей.
... Да, конечно, мы это уже проходили там, на родине, когда уличённая в обсчёте продавщица начинала тебя же крыть по матушке. Но здесь за несколько лет пребывания в, будем считать, культурной стране, мой покупательский иммунитет как-то поблёк... рассосался... аннулировался...
И все-таки, заплатив рассчитанную мною без калькулятора сумму, согласовав ее с грозным дядей, я, совершенно не радуясь покупке, а, скорее, в окончательно испорченном нынешним шоппингом настроении, поплелась домой.
Надо заметить, что покупку я делала не столько по необходимости, а просто соблазнённая баснословно бросовыми ценами, убивая время во время своей развлекательной прогулки по магазинам.
Невозможность позволить себе то, что хотелось бы, заставляет все чаще посещать маленькие магазинчики с доступно низкими ценами и весьма дешевыми не только по цене товарами.
«Мы не так богаты, чтобы покупать дешёвые вещи». К сожалению, этот девиз уже не для нас.
В нашей среде идёт какое-то негласное соревнование – кто купит дешевле? Дешевле! Ещё дешевле! Вот так!
Город у нас маленький – всего одна торговая площадь в наличии – а посему, несмотря на данное себе слово – Кто слову хозяин? Сама дала, сама взяла обратно! – больше не заглядывать сюда в гости, я, как кролик, заворожённый удавом, вновь оказалась в том же магазинчике.
Разглядывая мелочи, я вдруг стала теперь уже свидетелем аналогичной сцены.
Правда, наш старый знакомый, как талантливый режиссёр, не совсем повторялся. Сцена была уже гораздо интересней и, я бы даже сказала, трагичней.
– Что? – переспросила старушка, путая русские и немецкие слова. – 6 евро? Но здесь всего 3 штуки по 1 евро каждая...
– Каждая стоит 2 Евро, – заявил продавец.
– Да нет же – ответила женщина, – на ценнике написано 1 Евро!
– Я уже пробил чек! Покупайте! – приказал продавец. – Не нравится – уходите! Немедленно убирайтесь вон! – загремел возмущенный труженник прилавка.
– Почему вы так кричите? – не поняла покупательница.
– А вот, – показал он на молодую женщину с детской коляской, уже выходящую из магазина. – Она заплатила за 3 наименования, а прихватила ещё пять...
– Позвольте, позвольте, – обернулся молодой человек. – На каком основании вы оскорбляете мою жену! Она вообще ничего не брала и не покупала у вас. Я требую объяснений!
Теперь настала пора сникнуть нашему наглецу. Он стал что-то мямлить, но молодой человек никак не соглашался быть верблюдом.
– Вызывайте полицию, – потребовал он. – Пусть они разберутся!
Усы сникли, я торжествовала! Психологический прием, по которому «Держи вора!» кричит сам вор, дал осечку.
Все-таки правда и справедливость торжествуют. Надо только самим себя уважать и не позволять хамам одерживать верх.

Лариса Корешковская
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1099 | Добавил: litcetera | Дата: 12.02.2011 | Комментарии (0)

Алекс, когда ездил к родственникам в Америку, подрабатывал на подпольной сборке холодильников. По пятницам босс рассчитывался и ставил, но — из жадности — какую-то мексиканскую бурду.
Алекс поехал домой, но чувствует — после 12 часов работы и принятия на грудь не доедет.  Прикорнуть бы надо.
А запарковаться негде — все занято.
Но Алекс знает — во втором ряду парковаться хотя и нельзя, но стоять можно.
Включил стояночные огни и давай дрему давить.
Не успел, как ему показалось, глаза закрыть, стук в стекло — полицейский!
Алекс дверь открыл — на того как пахнуло сивушным духом, он аж отшатнулся, но — устоял.
Спросил права.  Сравнил фотографию.
Алекс спокоен — ну и что, что в дрободан, но ведь не едет... Презумпция невиновности...
А тот спрашивает:
— Ты откуда?
— Я здесь в гостях.
Полицейский:
— Cuba?
(Алекс черняв и смугловат — досталась ему толика казахской крови.)
— No.
— Mexico?
— No.
— Puerto Rico?
— No.
— А кто же ты?
Алекс выдохнул:
— Р-раша...
— Раша?! — скривился полицейский. Махнул рукой, сел за руль и укатил.
А Алекс привез 4 ультратонких ноутбука, которые и загнал потом на Ebay. Окупил, говорит, сивуху.

Михаил Корешковский

Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1027 | Добавил: litcetera | Дата: 04.02.2011 | Комментарии (0)

Приехал Бруно из рейса,  зашел с напарником пива попить. Сходил в туалет для облегчения, только вышел — навстречу какой-то парень, как позже узнал — русский, и — бац ему по лбу...

Бруно, конечно, брык на пол с потерей сознательности...

А парень в полиции показал — мол, выпивши был, ничего не помнит. Для России нормальное объяснение, а те, в полиции, подняли брови и заглянули в свои анналы — а там с этим же парнем такой же случай зарегистрирован — тоже под газом, тоже без памяти и тоже с мордобоем...

Тут запахло жареным — и парень то тещу, то жену к Бруно на переговоры посылает.

Но опять же не родное отечество, где такие вопросы, бывало, вокруг бутылки решались и заканчивались всеобщим лобызанием. А Бруно пожимает плечами и сообщает адвокату и полиции.

И сразу два письма — о недопустимости давления нa пострадавшего, не говоря о том, что это может ухудшить правовое положение виновной стороны.

...Адвокат начал с малого — вот кровь из разбитого лба Бруно комбинезон запачкала, теперь не отстирается, а это непорядок -  человеку на работу не в чем ходить.

И очки русский товарищ Бруно разбил, а очки оказались породистые — без оправы, и оптика со всеми наворотами, а без очков что за жизнь.

И дальнобойщик теперь Бруно не ахти — головка у него бо-бо и нервы ни к черту — боится туалетов и русских. Тут лечение долгое и, значит, затратное.

И главная котлетка на последок — у Бруно с напарником, оказывается, фирма — два рефрижератора, и из-за жизнерадостной встречи с чугунным кулаком сорвались у них две ходки в Испанию, и упущенная выгода вместе с компенсацией партнерам составляет 11000 евро.

И не соблаговолит ли уважaемый господин возвернуть нам все, что мы из-за него потеряли?

Парень — в суд. Судья парня пожалел — две с половиной тысячи скостил. Но все равно ещё осталось...

...— Ты тоже русский, — говорит Бруно, окуная ус в любимое францисканское, — объясни мне, за что он меня долбанул?
— Да ни за что — честно говорю я.  А ему это непонятно.
— Как ни за что?! — кипятится Бруно. — Должна же быть какая - нибудь причина!

Ну как объяснить человеку... Разницу между пивом и горилкой он смутно представляет — все-таки подкованный — ром-виски  пил. Но тут речь о высших материях. Как, например, растолковать австралийскому аборигeну разницу между балетом и  гопаком — все равно ведь ногами дрыгают...

Так и остался Бруно без ответа.

А бедного парня дома жена и теща наверняка пополам перепилили. А куда деваться?

Первым делом вернул он Бруно за очки, чтобы тот лучше видел банковские распечатки, когда он со своего счета на бруновский денежки перебрасывать будет.

Не знаю, расплатился ли уже бедолага с Бруно. Если встречу Бруно  — обязательно спрошу.


Михаил Корешковский
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1133 | Добавил: litcetera | Дата: 16.12.2010 | Комментарии (0)

Руслан приехал сюда учиться. Мать у него здесь, и само собой он у неё столуется и проживает.
Учится то он учится, но не нравится ему в в Германии — скккучно и все не так!
Сидит он как - то в кнайпе с кружкой пива и думает о своем, а тут какой - то немец услышал, что он с акцентом пиво заказывал, подошел и сказал:
— Руссе? — И забурчал: — Руссе, русcланд, балалайка...
Руслан ему по - немецки — все-таки студент:
— Слушай, парень, не мешай. Отвали...
А тот не отстает — Pусский руссланд водка медведи...
Руслан не сдержался и дал ему щелчка.
Тот покатился и, лежа на полу, спокойно достает хенди и звонит в полицию — убивают, дескать, прямо в локале.
Руслан объясняет — сижу я, никого не трогаю, а этот прицепился и долдонит — русский, русcланд, медведи, водка... А что бы вы сделали на моем месте?
— Я вас понимаю — отвечает ему полицейский комиссар, — но ваши действия противоправны.
Итог — административный штраф 59 евро.
Руслан должен был, оказывается,
1) сообщить в полицию;
2) записать имена и адреса свидетелей;
3) при необходимости подключить адвоката для возбуждения дела об оскорблении.
— А ты представь себе — говорю я Руслану в той же кнайпе за кружкой, — что этот парнишка поехал к тебе в Питер, сидит в забегаловке на Фонтанке, пьет пиво „Невское" и думает о своем фатерлянде. А ты ходишь вокруг него кругами и бубнишь — фрицыфрицыфрицыфрицы... Чувствуешь разницу?
— Чувствую, — говорит Руслан.
...Иногда ему все-таки хочется дать щелчка, но он сдерживается — ну их всех! — деньги шпарит.

Михаил Корешковский
Категория: Эмигрантский дневник | Просмотров: 1150 | Добавил: litcetera | Дата: 27.11.2010 | Комментарии (0)

1-10 11-13
Поиск
Статистика
 Германия. Сервис рассылок
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
ПАРТНЁРЫ
РЕКЛАМА
Arkade Immobilien
Arkade Immobilien
Русская, газета, журнал, пресса, реклама в ГерманииРусские газеты и журналы (реклама в прессе) в Европе
Hendus