Четверг, 24.08.2017, 08:32
Приветствую Вас Гость | RSS

Навигация
Корзина
Ваша корзина пуста
Услуги

Весь мир — наш!

Главная » Статьи » Поэзия » Карашейх

Враг моего врага — мой друг




* * *

Грязные деньги липнут к ладоням,‎
Нет нам спасенья от этой беды.‎
К Маркса могиле с молитвою ходим,‎
Ездим, как в Мекку, в город мечты.‎

Всех нас укроет остров туманный,‎
Всех приютит плюралист-сибарит.‎
Нет больше в мире свободных колоний
Родины той, что и поймет и простит.‎

Мы на осколке имперского мира ‎
Век доживаем в душевной тоске.‎
Все мы участники этого пира,‎
Пира при самой последней чуме.‎

Мы ль не старались, себя не жалея,‎
Книжные истины — в жизнь, на ура.‎
Что ж нам теперь — умирать, не старея?‎
Или — деревья валить, в лагеря?‎

Нет уж, увольте. Мы как-нибудь сами.‎
Сами решим, как покончить с собой.‎
Мир содрогнётся от явленной воли, —
Воли, вскормлённой кровавой борьбой.

* * *

‎В темных подвалах больших городов — новая жизнь.‎
На чердаках беспризорных домов — новая жизнь.‎
Льется на улицы пьяным дождём новая жизнь.‎
Прячет ножи под дырявым плащом новая жизнь.‎

Рыщет по городу раненным псом новая жизнь.‎
Ищет свободу от нравственных норм новая жизнь.‎
Взглядом пустым озирает пустырь новая жизнь.‎
Поберегись: за ближайшим углом — новая жизнь.‎

Мчится под гору телега с дерьмом — новая жизнь.‎
В горле застрял не проглоченный ком: новая жизнь.‎
Строит на кладбище новый роддом новая жизнь.‎
Стоит ли спать, когда входит в твой дом новая жизнь?!

Кошкой облезлой вопит под окном новая жизнь.‎
Тьмой беспросветной встречает нас днём новая жизнь.‎
Крики души заглушает мольбой новая жизнь.‎
Если промедлишь — покончит с тобой новая жизнь!

* * *

Я из старого мира возьму две мечты — больше не утяну.‎
Не осилить мне больше грёз, моё сердце полно заноз.‎
Убедить себя не смогу, слабых духом влечёт ко дну.‎
Где ты, ангел-хранитель мой? Почему не следишь за мной?‎

Две мечты, это тяжело, мне едва ли поможет кто.‎
Лучше брошу еще одну, все равно ведь не дотяну.‎
Маломощен и телом хил, и никто не добавит сил.‎
Где же ты, — я совсем ослаб! Мне твоих не хватает лап.‎

И одна мечта не легка, но её облегчу слегка.‎
Сброшу с плеч бесполезный гнёт. Так ли важен души полёт?
Я практичен стану и мудр, чтоб героем прослыть у дур.‎
Где ты, мой дорогой Творец? Почему не хранишь венец?‎

А зачем вообще мечты? Они время крадут и сны.‎
Я избавлюсь от них совсем и советую это всем.‎
В новом мире иллюзий тьма, так зачем же нужна мечта?‎
Где ты, самый великий князь? Почему не идёшь к нам в грязь?‎

* * *

Руки в крови, лица в слезах. Сумрачный свет в невинных глазах.‎
И чистота белых одежд не защитит нас от невежд.‎
А под плащом холодная сталь. Совесть надёжно скрыла вуаль.‎
Средства любые — священна цель. Мы отстоим свою цитадель.‎
   
День или ночь — нам всё равно. Пусть выбирать нам не дано —
Здесь и сейчас — решающий бой. Не оставлять следов за собой!
Если погиб — значит, судьба. Так нас учили: жизнь — борьба.‎
Не церемонься, иначе убьют. Быстрее мысли только кнут.‎

Когда осилишь долю пути, вокруг внимательно посмотри.‎
Смотри вперёд и смотри назад — ты ни чему не будешь рад.‎
Священный орден тайных дел — словно пострел, везде поспел.‎
Не сомневайся и не спеши. Земная жизнь — только сон души.‎

* * *

А по ранней весне я лесные открою дороги.
и по рекам пущу караваны заморских купцов.‎
Пусть разыщут они позабытые с детства чертоги,‎
Те, что видел когда-то я в самом счастливом из снов.‎

А по ранней весне, с перелётными птицами в стае,‎
Я в священные горы почтовых пошлю голубей. ‎
Пусть летят собирать мою память о воинской славе.
И о чести и доблести старых да верных друзей.‎

А по ранней весне, с табуном лошадей в диком поле,‎
Я отправлю на волю волшебных крылатых коней.‎
Пусть летят по степям в заповедные рощи у моря,‎
Там найдут для меня то, что спрятал Господь от людей.‎

А по ранней весне все пути я на небо открою,‎
И позволю ходить всем, кто хочет, в любые концы.‎
Пусть распробуют вкус бесконечности, истинной воли,‎
Там найдут для себя и ключи, и на царство венцы.‎

А по ранней весне соберу я последнее войско,‎
И поставлю его на защиту священных костров.‎
Пусть погибнет в огне — и в огне возродится. Не бойся!‎
Мир над бездной замрёт в полушаге от пропасти снов.‎

* * *

Кровь стынет в жилах у наших врагов, только заслышат звук наших шагов.‎
Страшно до жути, колени дрожат: а мы-то всего лишь — отряд октябрят.‎
Бей в барабаны, горнисты — труби! Артиллеристы, по цели — пали!
Сабли из ножен — вон, наголо. Мы им покажем, как делать нам зло!

С детства нас учат, как выжить в борьбе. Всё испытали мы на себе.‎
Нету нам равных в деле таком. Сердце своё мы храним под замком.‎
Стройся в колонны, знамёна поднять! Ждёт у границы противника рать.‎
Будет им, гадам, весёлая жизнь — всех раскатаем в мелкую пыль.‎

Вдруг пробудившись от странного сна, мы огляделись. Другая страна!
Люди другие, флаги не те, нету нам места на этой земле.‎
Но ничего, мы умеем ждать. Сможем когда-нибудь всё отыграть.‎
Сабли надёжные в крепких руках — пусть души врагов терзает страх.‎

* * *

Нагадай мне мою судьбу по полёту священных птиц.‎
Для авгура и мудреца в мире нет никаких границ.‎
Растолкуй же мне их полёт, расскажи, что меня там ждёт? ‎
Сколько битв без меня пройдёт, и каким будет их исход?‎

Сколько миру осталось дней спать во мраке пустых ночей?‎
Сколько в жертву отдать за свет, чтоб исполнить святой завет?‎
Объясни мне мудрый авгур как закончить последний тур?‎
Где искать мне на всё ответ, дай же мне, наконец, совет?‎

Я хожу, как и все, во тьме по покрытой грехом земле.‎
Я ищу исконную суть, окунаясь в любую муть.‎
Мне бы карту путей найти, чтоб по ней до конца дойти.‎
Где вы прячетесь, мудрецы, дайте знаки, чтоб вас найти?‎

Я не стану у вас просить ни богатств, ни мудрости.‎
Я спрошу, как мне получить свободу от глупости.‎
Остальное сумею сам, в этом деле я — царь и бог.‎
И спасибо, что слушали. Я сказал уже всё, что мог.‎

* * *

Проси, не проси, только что могут спящие боги?‎
Даже если проснутся, то просьбы не сразу поймут.‎
Да и что им за дело до брошенных, сирых, убогих?‎
Даже если молитвы когда-то до цели дойдут.‎

Храмы строят, хранить в них реликвии всякого рода.‎
Можно в них хоронить выдающихся из королей.‎
Но пытаться из них докричатся до спящего бога,‎
Неуместно, бессмысленно. Есть ли затея глупей?‎

Кто же учит такому, кто спутал на небе все смыслы?‎
Что он хочет, зачем, почему, и когда, и за что?‎
Сколько он уже здесь и какие внушает нам мысли?‎
Тьма вопросов у нас, только, жаль — не ответит никто.‎

Память разума спит, потому окружает нас сумрак.‎
Сладок вкус у плодов просвещенья, да горечь во рту.‎
У двух нянек без глазу дитя — никакая не мудрость.‎
Философия воду религии льёт в пустоту.‎

Не проси и не верь, ничего в этом мире не бойся.‎
Только жди терпеливо — и время расплаты придёт.‎
И, очнувшись в назначенный час, храбро бейся.‎
Тот, кто смыслы попутал, от нас просто так не уйдёт.‎

* * *

Растеклась нефтяными пятнами по планете  земная кровь.‎
Не досталась врагу беспутному — знать, по венам польётся вновь.‎
Знать, планета еще повертится, помотает вкруг солнца нас.‎
Кто-то дарит нам шанс одуматься, кто-то всё ещё любит нас.‎

Кто-то так терпелив и милостив, что готов всё понять, простить.‎
Вот и вышел народ на улицы, чтоб за это благодарить.‎
Вот и машет шарами, флагами, к небу ясному обратясь.‎
Вот и песни поет на радостях, ничего уже не боясь.‎

А злодеи, что все попутали, на людей натравили слуг.‎
Те и рады махать дубинами,  что им люди? Без страха бьют.‎
Уж дождетесь, злодеи, изверги,  соберется на вас народ.‎
И погонит из нор змеенышей, казнью лютою всех побьёт.‎

* * *

Друг мой, открой мне истину — говорят, ты её отыскал.‎
Говорят, очень много выявил лжепророков, пока выяснял.‎
Выяснял, как творят пророчества под сплошным покрывалом лжи.‎
Говорят, бога звал по отчеству, хоть не чтил его имени.‎

Расскажи мне, мой друг, где прячется ненавидимый всеми чёрт.‎
Говорят, ты повывел начисто слуг нечистого, след их стёр.‎
Стёр и думаешь — не попросится уж никто замещать тех слуг?‎
Говорят только, что-де спросится в меру с каждого, — так-то, друг.‎

Расскажи мне, мой друг, сколько золота — или крови — ты заплатил,‎
За источник открытый истины, сколько отдано было сил?‎
Говорят, что чужими жертвами не возможно к нему пройти.‎
А ты как — лишь своими нервами добывал проявитель лжи?‎

Так бывает: закончил поиски, инструменты собрал в мешок,‎
И забыл, что искал. А поиски — наш извечный удел, дружок.‎
Пока ищем, даже не старимся, а нашли — тут и вышел срок.‎
Не спеши заявлять, что найдено — вот такой тебе мой урок.‎

А он разговаривал с богом. Он чёрту накручивал хвост.‎
Писал он изысканным слогом, а сам до предела был прост.‎
И не было лучше друга, и не было лучше врага.‎
И плакала вся округа над гробом его вчера.‎

* * *

Заплати серебром чистых рек и камнями холодных гор.‎
Заплати за последний век, заплати, чтобы смыть позор.‎
Долг священный исполни свой, поле брани для жертв накрой.‎
Протяни в заоблачный слой свои руки и мир закрой.‎

Если выгорит в душах свет — слать их к солнцу причины нет.‎
К чёрным дырам пускай летят, там их встретят и просветят.‎
Там покажут, что тьма и свет друг для друга уж много лет,‎
Бесконечным горя огнём, светят ночью и светят днём.‎

Если сам ты сгоришь свечой, постарайся не стать звездой.‎
Звёзд так много, а ты один, ты над звёздами господин.‎
Ты создатель семи миров, ты строитель семи основ.‎
Ты зажёг и придумал свет, а сейчас — слушай мой завет.‎

Заплати — и получишь свободу, брось огонь в ледяную воду.‎
Заплати за себя сполна — ты свидетелем будь, Луна.‎
Если сделаешь, как прошу, я живым тебя отпущу.‎
Хоть ты знаешь, что смерти нет, но сначала свой взвесь ответ.‎

Жаль, без смысла наш разговор, для тебя все советы — вздор.‎
Ради битвы готов на всё, жизнь и смерть для тебя ничто.‎
Только кровь может смыть позор, так звучит твой немой укор.‎
Ты опять наточил кинжал — он страшней ядовитых жал.‎

Ты опять мою пустишь кровь, выбьешь глаз и поранишь бровь.‎
Кровожадность твоя муста, бесполезна и неумна.‎
Не оставлю я просто так мир, где богом — такой чудак.‎
Ты учти: уж назначен срок. В мире всем управляет рок. ‎

* * *

Для чего бережёшь меня, мудрая смерть?‎
Может, просто забыла меня? Проверь!
Что мне сделать ещё, чтобы выполнить долг?‎
Как вернуть, что когда-то оставил в залог?‎

Много глупостей каждый вершит на пути.‎
Опыт пуст без ошибок, как ни крути.‎
Хоть повинную голову меч не сечёт,‎
Груз грехов скинуть с плеч что-то мне не даёт.‎

Видно кто-то напутал, читая расклад.‎
Карты врать не умеют — я этому рад.‎
Кто-то снова исправил, переписал,‎
В книге судеб мой файл, только мне не сказал.‎

Или стал я глухим, иль ослепли мои глаза?‎
Мир вокруг изменился, и я в нем — не я?‎
Или я уже там, где загробная жизнь?‎
И мне все говорят: «Ты мозгами раскинь!‎

Сам подумай, что ищешь — того уже нет».‎
Так какого ж искать? Сам придумай ответ.‎
Всё, приехали, — ну, и куда мне теперь?‎
Может, хватит стучаться в закрытую дверь?‎

* * *

Я готов оплатить тишину, если кто-нибудь выпишет счёт.‎
Я готов залить светом тьму, если кто-нибудь солнце взорвёт.‎
Я готов прервать череду странных снов и фантазий взлёт.‎
Я готов, но сижу и жду, когда время за мной придёт.‎

А они уходили прочь, больше некуда было идти.‎
Их следы заливал дождь, там так часто бывают дожди.‎
Все им с грустью смотрели вслед, понимали — им не уйти.‎
А я знал: через много лет их следов уже не найти.‎

Я готов поменять судьбу на ниспосланный небом рок.‎
Я готов — только не пойму, что бормочет глухой пророк.‎
Я готов кутерьму миров запустить в обратный полёт.‎
Я готов, но сижу и жду, когда время замедлит ход.‎

А они уходили в ночь, им никто ни за что не мстил.‎
И никто им не мог помочь, из-за страха не было сил.‎
Все с надеждой хранили свет от потухших давно светил.‎
А я знал: через много лет там не станет пустых могил.‎

* * *

Лица их скрыты под капюшонами,  блики пожаров на стали крестов.
Скольких замучили ночками лунными братья-послушники тех орденов?
Долей монашеской страсти смиряючи, силы копили на еретиков.
Вместо молитвы пытали играючи, пели доносы вместо псалмов.

Что же за души в тела воплотилися, что невзлюбили так жизни основ?
Что же за изверги в мир наш явилися, сделав  реальным кошмары из снов?
Кто же использовал коды создателя, чтоб научить книги жечь вместо дров?
Кто же ты, враг, расплодивший предателей, топчущих честь у позорных столпов?

Смена достойная вырвала первенство из ослабевших, дряхлеющих рук.
Крик муэдзинов, рабов призывающих, к подвигам новым зовёт вражьих слуг.
Кто же ты, в вечности прячущий облики, маски меняющий, подлый наш друг?
Что же не выйдешь на свет ослепляющий — ждёшь, когда все опустеет вокруг?

Память, мелькая пустыми страницами, шепчет глухим, умоляя понять:
Нету на свете достойнее изверга,  взявшего право о правде вещать.
Каждый, решивший, что он-де единственный, верный и верящий в истины свет,
Ближе и ближе толкает нас к пропасти: знамо, у извергов совести нет.

Категория: Карашейх | Добавил: litcetera (04.08.2010)
Просмотров: 2971
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Статистика
 Германия. Сервис рассылок
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
ПАРТНЁРЫ
РЕКЛАМА
Arkade Immobilien
Arkade Immobilien
Русская, газета, журнал, пресса, реклама в ГерманииРусские газеты и журналы (реклама в прессе) в Европе
Hendus