Воскресенье, 25.06.2017, 07:13
Приветствую Вас Гость | RSS

Навигация
Корзина
Ваша корзина пуста
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Услуги

Безнадёжный случай?



1. Кто и как управляет Германией?


Фактически страной руководит свора левых газетчиков и телевизионщиков (СЛГиТ), или, по-другому, надзирателей общественного мнения (НОМ). Более 80% немецких журналистов, согласно опросам, голосуют за левых — СДПГ, зелёных и Левую партию (даже редакторы формально правых изданий, таких, как «Бильд» или «Тагесшпигель», теперь голосуют за зелёных!). Бывшие правоцентристские партии давно идут по левой дорожке. Точнее, безвольно катятся по инерции, не в силах свернуть, не имея никаких собственных идей, позабыв все принципы, которые их когда-то отличали, влекомые одним только страхом перед Надзирателями. Как только они с этой дорожки сворачивают хоть на шаг, НОМ бросаются на них и загрызают насмерть, с громким чавканьем и скандированием всех положенных по ритуалу политкорректных лозунгов и заклятий.

Примеры загрызенных можно найти даже среди самых что ни на есть власть имущих, которых НОМ сочла опасными для себя и потому напомнила, кто в доме хозяин. Последние примеры: цу Гуттенберг и Вестервелле (или до них — Р. Кох), хотя оба, как ни парадоксально, представители и даже столпы этой системы и хотя все преступления Гвидо заключались лишь в том, что он пытался снизить налоги (но уж это-то действительно преступление в глазах НОМ!), в остальном это был примерный левый вьюноша и даже с весьма прогрессивной сексуальной ориентацией. Ну, а Гуттенберг пользовался слишком большой популярностью у электората и явно претендовал на то, чтобы отодвинуть красно-зелёных от Канцлерамта на несколько каденций.

Поэтому номинально правоцентристские политики (которые боятся всего на свете, даже того, чтобы их называли этим именем) никогда не решаются идти поперёк НОМ. А потому безразлично, кто побеждает на выборах и какая партия правит, в реальной политике от этого ничего не меняется. В Бундестаге существует один большой левый блок, партии которого отличаются друг от дружки не более, чем псевдопартии в бывшей ГДР. Они легко взаимозаменяемы, например, Меркель нетрудно представить себе во главе Левой партии или партии зелёных, а Гизи — во главе ХДС. Как в СССР правил «нерушимый блок коммунистов и беспартийных», так в Германии правит столь же нерушимый блок левых и не-правых, ну, а то, что они все ещё покусывают друг дружку по мелочам, так милые бранятся — только тешатся, по всем основным вопросам у них железобетонный консенсус.

При такой всеядности неудивительно, что бывших «консерваторов» никто и в грош не ставит. Для того, чтобы это почувствовать, надо рассмотреть контрпример — Канаду. Там Консервативная партия Ст. Харпера (консервативная не на словах, а на деле) только что получила больше половины голосов избирателей. Победила она так уверенно потому, что партия не боится отстаивать собственные принципы. Их красноватые соперники потеряли больше половины голосов и скатились на обочину политжизни. А слышал ли кто-нибудь о существовании зелёных на политическом небосклоне Канады? А ведь они там имеются: на последних выборах партия зелёных сумела завоевать целый один (!) мандат из трёхсот (в Германии у них уже 28%), тогда как у Харпера их почти 170! Результаты правления Харпера налицо: сокращены госрасходы, понижены налоги, и в помине нет никакой антиатомной истерии, приостановлена бесконтрольная иммиграция в социальные системы страны паразитических элементов и государству не пришлось спасать никакие банки, даже в самый разгар мирового кризиса. Способны ли на такое ХДС, ХСС и СвДП? Однозначно — нет.

2. «Враги» и оппозиция.

Немецкие псевдопарламентские псевдопартии могут иметь разные представления о том, когда именно следует прикончить атомную энергетику страны, но в том, что её необходимо прикончить, никто из них и сомневаться не решается: Надзиратели этого никогда не простят. Партии же, которые не придерживаются этих правил, к выборам практически не допускаются и в прессе не освещаются, не считая, разумеется, диффамаций. Единственное исключение представляет собой системная партия НДПГ, которая в Германии играет примерно ту же роль, что в России коммунисты. То бишь она подходит, во-первых, для выпускания пара, а во-вторых, для борьбы с ней. Ибо ничто так не объединяет, как общий враг. Это понял ещё товарищ Сталин, но ему больше повезло с образом врага. У Германии таких шикарных врагов, какие в своё время были у соввласти, а именно: «всемирный капитал», «американский империализм», «японский милитаризм», «китайский гегемонизм», «германский реваншизм» и т.д. и в помине нет, из тех, советских, врагов сохранилась только «израильская военщина» (все так же «злобно гнетущая» прогрессивных и свободолюбивых «палестинцев» (или, как говорилось в мои времена, ещё до изобретения «палестинцев», «арабского народа Палестины», за который все прогрессивное человечество с пеной у рта стоит горой с утра до вечера на всех основных телеканалах). Впрочем, это уж вечный и универсальный образ врага на протяжении двух тысячелетий, так что его выживаемости удивляться не приходится. Поэтому приходится изобретать собственных врагов народа. Одним из них и является НДПГ, ряженая «оппозиция», нашпигованная сексотами из Ведомства по защите конституции и направляемая ими же в нужное русло, с необходимым для борьбы с ней, ощутимо коричневым оттенком и соответствующим запахом, который, правда, не особенно ударяет в нос после привыкания к точно такому же запаху, исходящему от весьма родственной ей во всех темах и начинаниях Левой партии.

Есть у Надзирателей, разумеется, и реальные враги как во внешнем, и во внутреннем мире, но чтобы у народа, не приведи Господи, не сложилось о них адекватное представление, им слово не предоставляют, предпочитая описывать их и их взгляды и мнения собственными словами, с применением привычного и универсального набора штампов и ярлыков. К примеру, излюбленным ярлыком является ругательство «исламофоб», изобретённое ещё величайшим демократом всех времён аятоллой Хомейни.

Так, невозможно представить себе появление на телевидении, к примеру, критично настроенных по отношению к исламу политиков вроде Штрахе, Блохера (глав крупнейших фракций австрийского и швейцарского парламента), или Шлирера со Штадткевитцем, или представителей американского движения Чаепития, или даже хотя бы обычных представителей Республиканской партии, за которую голосует половина Америки. На страницах немецкой прессы вполне можно встретить интервью с тиранами, массовыми убийцами или вождями исламского террора, от Завахири до Ахмадинежада, но невозможно встретить интервью, к примеру, с Гиртом Вильдерсом или центристским израильским премьером Нетаниягу, демонизируемым той же прессой самыми черными красками. Но на данном направлении за последний год произошёл невероятный прорыв, имя которому — Тило Саррацин. Прорыв произошел не столько потому, что Надзиратели утратили бдительность, сколько благодаря тому, что опасная крамола созрела в недрах самой системы (Саррацин является членом системной партии СДПГ, бывшим берлинским сенатором и, на момент возникновения крамолы был еще и одним из руководителей Бундесбанка (откуда его, впрочем, бдительные Надзиратели быстро и успешно изгнали), и потому он имел возможность издать свои крамольные взгляды в виде отдельной книги и даже провести собственную пиар-кампанию, помешать которой не сумели ни Надзиратели, ни даже прикормленный правительством объединённый фронт левых штурмовых отрядов (Аттак, Антифа, анархисты, автономы, плюс примыкающие к ним молодежные штурмовые отряды Левой и Социал-демократческой партии). Показательно, например, что людей, демонстрирующих с табличками «Спасибо, Тило!» и «Даёшь свободу слова, гарантированную Конституцией!», задерживает полиция и в зал, где выступает Саррацин, их не допускают, зато молодняк, сыплющий в его адрес немыслимыми оскорблениями и матерными выражениями, в зал охотно пускают и даже внедряют. Потому что они свои, «социально близкие», как говорилось в сталинские времена про уголовников, а свобода слова, которой может пользоваться по старой памяти бывший патриций, то бишь сенатор, на простых смертных не распространяется.

Сама идея оплачивать из госбюджета профессиональных демонстрантов (по статье расходов «Toleranz fordern – Kompetenz starken», 24 миллиона евро в год!), которые ничем другим, кроме демонстраций, битв с полицией на 1 мая и драк со своими близнецами-братьями по красно-коричневому лагерю (НДПГ), не занимаются, попахивает маразмом. А тем более, если это — отпетые хулиганы и бандиты (Antifa, Attack, Autonome etc.), не признающие даже самого немецкого государства, за счёт которого они живут! Это напоминает Россию, где Едросы из своего безразмерного нефтедолларового общака, слившегося с госбюджетом, оплачивают своих хунвейбинов – «молодых», «местных», идущих вместе, путинюгенд и пр., — которые жгут книги, устраивают подобия парадов и факельных шествий, бьют оппозиционеров, устраивают провокации во время демонстраций оппозиции и шакалят у посольств, а недавно особо отличились в Селигере.

И строй вроде другой, и порядки, а методы — те же. Но там попробовали бы они заявить, что не признают российского государства! Попробовали на каждый Первомай да в день Конституции устраивать драки с милицией!

Впрочем, в торжественной и бесплодной «борьбе против правых» участвуют не только хунвейбины, но и представители парламентских партий, церкви и профсоюзы. Для них это что-то вроде обязательного ленинского субботника. Количество участников демонстраций против НДПГ обычно раз в десять превышает количество самих бритоголовых, что само по себе смешно. Какая каша в голове у явно превосходящих сил антидемонстрантов говорит, например, такой факт: на последней демонстрации против демонстрации в память бомбардировки Дрездена (в конце Второй мировой войны) левые вместо бритоголовых принялись зверски избивать людей с американскими и израильскими флагами. Которые пришли демонстрировать за то же, за что и они. Но это уже условный рефлекс левого сброда против этих флагов, тут уж ничего не поделаешь, как и с собачкой Павлова.

Другая попытка поднять народ на лево-зеленое дело — эпохальная борьба против реконструкции Штутгартского вокзала «21» (реконструкцию, несмотря на все диффамации в прессе, согласно опросам поддерживает большинство населения) — это попытка зелёных внедрить внесистемную и внепарламентскую оппозицию, устроить себе поддержку улицы в духе раннего фашизма. И эта попытка закончилась успехом – приходом к самой консервативной земле бывшего коммуниста, призвавшего недавно поприкрыть производство Даймлеру, Ауди и Порше, за счёт которых земля, собственно, и живет. А ведь прошло всего пара месяцев, то ли ещё будет!

3. Телевидение и пресса.

Многие романтики демократии в России наивно полагают, что уж в Германии-то телевидение не только принципиально отличается от путинского зомбоящика, но и не зависит от властей. Как бы не так! Основные два каналы, ARD и ZDF, и принадлежащие им пара десятков других каналов и региональных программ давно и весьма по-братски поделены между двумя партиями и полностью контролируются ими. Звучит весьма странно, особенно с учётом того, что в Германии только в парламенте сидит 55 партий и бывшие «народные» партии давно уже не доминируют над всеми — и, тем не менее, это так. В газетном и издательском деле — ещё бОльший беспредел: подавляющее большинство газет и издательств принадлежит одной партии — СДПГ, причём не потому, что она их как-то честно купила. Нет, они достались ей на халяву после войны, в виде компенсации за якобы перенесённые страдания, хотя уж за что — а за принадлежность к СДПГ никого в лагеря смерти не отправляли, и до того, как партию распустили, она сама помогла Гитлеру прийти к абсолютной власти, после чего практически самоликвидировалась, не оказав нацистам никакого сопротивления, не считая смелых одиночек.

Владение большинством СМИ в стране красные использовали сполна на всех выборах. Внедрение красных Надзирателей во все СМИ — прямое последствие этого. Все они несут на себе тяжёлый отпечаток идеологии 68-го. Тогдашние шестидесятники представляли собой пёструю смесь коммунистов, анархистов, маоистов и террористов. Одни из них ушли в террор (RAF), другие решили достичь пробиться во власть относительно мирным путём. Лидером последних тогда был Руди Дучке, который сформулировал эту цель как «марш через институции». Сам Дучке был среди основателей партии зелёных. Через 30 лет после провозглашения лозунга «марш через институции» был успешно завершён приходом к власти представителей этого движения Шредера, Фишера и Лафонтена, но воцарение Надзирателей — людей из той же колоды — произошло ещё до этого и управляют они страной до сих пор, независимо от того, как зовут канцлера или канцлершу.

4. Экономика.

Немцы умеют отлично работать и ещё лучше — организовывать производство. Если бы все зависело только от этого, они бы давно жили лучше всех в мире. Но управляют ими бездарные левые политиканы, сводящие все эти достижения на нет. И потому долги страны быстро растут, превышая уже 2 триллиона евро (примерно по 25 тысяч евро на каждого жителя страны, включая младенцев, которых становится все меньше, потому что производить их и не престижно, и невыгодно), и это только вопрос времени, когда страна вылетит в трубу при таком руководстве. Размер налогов и социальных отчислений, которые в нормальной капстране (США, Англии, Швейцарии, Канаде) составляет четверть зарплаты, в Германии составляет половину зарплаты, как в какой-нибудь Сирии или Венесуэле, где местный царёк обкладывает население данью, и отнимает у людей стимул не то что хорошо работать, но и работать вообще!

Открыто усомниться в верности экономической политики Германии, например, в справедливости немецкой помощи Греции ценой в 150 миллиардов евро, или Португалии с Ирландией, — публично не позволено никому, даже 200 видным профессорам экономики, чьё письмо протеста так и осталось на задворках общественного мнения, не попало ни на страницы больших газет (кроме одной), ни на голубые экраны в виде новостей, ни в многочисленные ток-шоу. Также нельзя публично задаться вопросом, например, о том, почему родителей живущих в Германии турок (родителей, оставшихся в Турции!) лечат за счёт немецкого бюджета, т.е. денег налогоплательщиков. Информация об этом практически так и не попала ни в прессу, ни в ток-шоу, даже несмотря на то, что петиция протеста против этого чудовищно ненормального положения вещей, существующего уже около 50 лет, была подписана десятками тысяч людей и попала на рассмотрение в Бундестаг. Наверное, излишне говорить, что родителей людей всех других национальностей не лечат на их родине за счёт немецкого налогоплательщика.

Именно поэтому из Германии постоянно утекают и мозги, и рабочие руки (в Америку, Швейцарию, Австралию, Канаду и т.д.). А их место занимают не иммигранты с трудовыми визами, которые предпочитают другие страны, где их не мордуют 50%-ми налогами, а «гуманитарные беженцы», подавляющее большинство которых приезжает не работать, а вкушать дары щедрой немецкой социальной системы. Таким образом, становится все меньше людей, которые оплачивают эту систему, и все больше тех, которые от неё вкушают. Тенденция принимает угрожающие масштабы. В настоящее время в Германии лишь треть взрослого населения живёт на свою зарплату. Остальные получают пособия, стипендии, пенсии или живут за счёт работающих супругов. А реальные налоги и отчисления в социальные кассы платит ещё куда меньше народу, чем работает. У четверти работающего населения для этого слишком маленькие зарплаты, а чиновники и предприниматели (включая представителей свободных профессий) освобождены от многих таких выплат (10%-я пенсионная страховка для госслужащих, медицинская страховка, отчисления на пособие по безработице и т.д.). В итоге вся тяжесть ложится на широкие плечи класса или прослойки служащих (Angestellte). От всего этого, кстати, и бедным рано или поздно станет ох как несладко, потому что средств для поддержания на плаву социальных и больничных касс становится все меньше, а доля пенсионеров по отношению к доле занятых производительным неуклонно и быстро повышается. И недалёк тот день, когда платить легендарный немецкий «социал», который в таких масштабах помимо Германии платят разве что в богатой нефтью Норвегии, будет просто не из чего.

Кого-то ещё удивляет, что за последние десять лет зарплаты во всем мире в среднем поднялись на 25%, а в Германии упали на 4,5%? Во всей остальной Европе они бурно росли, включая все те страны, которым мы теперь помогаем на десятки миллиардов, а помогаем мы не только Греции, Ирландии и Португалии, но даже космической державе Китаю, хотя у Германии 2 триллиона евро долгов, а у Китая — 2 триллиона золотовалютных резервов.

5. Нормы и табу.


Надзирателями установлено огромное количество табу — тем, которых нельзя поднимать ни при каких обстоятельствах, а на все остальные темы ими же введены практические образцы мышления, которые никому не позволено нарушать, и политкорректные догмы, через которые никому не позволено ни переступать, ни противиться вколачиванию их в головы. Правда, многие из них давным-давно описаны Джорджем Оруэллом и другими антиутопистами (например: «Свобода — это рабство
», «Незнание — это сила», «Умиротворение агрессора — это мир», последнее слегка подправлено мною), но почему-то до сих пор считалось, что все это только сатира, относящаяся к несвободным и тоталитарным странам, а у нас-де свобода слова, мнения и печати. Впрочем, с введением интернета, который не так легко контролировать, свобода слова действительно расширилась, но призывы прикрыть эту лавочку так, как это делается в Китае и Иране, то и дело раздаются от представителей Системы и НОМ.

Одна из главных и незыблемых норм НОМ — приоритет прав террориста над правами человека. На страже прав террориста стоят не только многочисленные международные «правозащитные» организации (тогда как на страже прав их жертв — ни одной!), но и правительственные и неправительственные организации и, уж конечно, пресса с телевидением в первых рядах. И ладно бы ещё рядовые террористы, на защиту которых вся эта свора бросается дружно и свирепо. Но ведь даже массовому убийце и символу современного терроризма Бин-Ладену — и тому принадлежат их давние и глубокие симпатии. Особенно комично было наблюдать в эти дни, как после того, как Меркель посмела выразить своё удовлетворение ликвидацией американцами этого ублюдка рода человеческого, на неё набросились целые своры журналистов, телевизионщиков, попов всех сортов и уж, разумеется, политики, причём не только зелёные, красные и серо-буро-малиновые, но и её собственные однопартийцы, и пошли стыдить в лучших традициях Надзирателей. Когда в исламских странах пачками убивают христиан, представителей национальных и религиозных меньшинств и т.д., вся это свора молчит, как воды в рот набрав. Но на защиту суверенных прав ХАМАСа, Хезболлы, Аль-Каеды и прочих борцов за права, включая упомянутого Усаму, все они встают как один, горой! И никогда с такой страстью не брызгали пеной изо рта, как при отстаивании «суверенных прав» шейха Ясина, Усамы и Каддафи.

По принципу: чем кровавей, тем жальче!


Посторонним В.

Поиск
Статистика
 Германия. Сервис рассылок
НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ
ПАРТНЁРЫ
РЕКЛАМА
Arkade Immobilien
Arkade Immobilien
Русская, газета, журнал, пресса, реклама в ГерманииРусские газеты и журналы (реклама в прессе) в Европе
Hendus