Среда, 22.05.2019, 01:27
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: gesl, Леонардл  
Форум » Международный Шахматный Форум » Шахматы - феномен культуры » "Археология и роль шахмат в культуре Древней Руси" (История шахмат на Руси .)
"Археология и роль шахмат в культуре Древней Руси"
geslДата: Четверг, 06.10.2011, 14:36 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 320
Статус: Offline
Археологических находок фигур — оживших свидетелей древних шахматных сражений — становится с каждым годом все больше. Уже сегодня они дают представление о распространении игры на обширной территории древней Руси. Белая Вежа, Таманское городище, Вышгород, Киев, Гродно, Волковыск, Туров, Торопец, Новгород, поселение в верховьях Оки, именуемое ныне Николо-Ленивец,— во всех этих древнерусских городах и поселениях уже обнаружены шахматы, датируемые XI—XIII вв. А если прибавить к ним аналогичные находки XIV—XV столетий в Друцке, Смоленске, Москве и других древнерусских городах, то границы «шахматной Руси» еще более раздвинутся, и мы вправе будем утверждать, что шахматы в нашей стране знали и любили издавна и повсеместно. Огромную роль в этих утверждениях сыграли капитальные исследования выдающегося историка шахмат Исаака Максовича Линдера.

Летописи приводят сведения о существовании уже в IX—X вв. не менее 23 русских городов. Количество городских поселений непрерывно росло. Ко времени монгольского нашествия их насчитывалось до трехсот.

Древнейшие города Руси — это крепости («гора, «детинец»), вокруг которых позднее складывались предместья («посады») и торги («торжища»). Здесь на городском рынке был представлен широкий ассортимент изделий местного ремесла, в том числе шахматы. Изготавливались они преимущественно мастерами-косторезами. Наряду с ручной резьбой уже в X—XII вв. для изготовления фигур применялся токарный станок.

О древнейшей истории городов рассказывают находки из дружинных погребений — курганов. Крупнейшие из них — Гнездовский (у Смоленска), Черниговский, Киевский, Михайловский (у Ярославля). В могильниках обнаружены одежда, мечи, стрелы, посуда, украшения и даже какие-то фигурки для игр. Найденные в Черной Могиле под Черниговом фигурки, исследователи сначала приняли за шахматные пешки. Позднее Б. А. Рыбаков, изучая материалы раскопок, подверг эту гипотезу сомнению: «Учитывая стандартность всех костяных фишек, их трудно признать шахматными фигурками, так как должны были бы сохраниться не только одни пешки» (4). Не обратив внимания на это замечание, некоторые историки объявили черниговские находки шахматами.

На самом деле, как показала археолог Г. Ф. Корзухина, много лет занимавшаяся исследованием и реконструкцией этой игры, она ничего общего ни с шахматами, ни с современными шашками не имеет (5).

В ней применялось множество — до нескольких десятков — однотипных полусферических фигур, плоские игральные кости и, совершенно не похожая на современную, доска. Подобная игра встречалась еще в римскую эпоху — вплоть до V в. н. э. После падения Римской империи большое распространение эта игра получила у славян и прибалтийских народов. Фигурки изготовлялись из глины, стекла, камня и кости. В нашей стране они найдены преимущественно в курганных погребениях не позже X — начала XI в.

Развенчание легенды о «шахматных пешках» из курганных погребений X в. не означает, конечно, что шахматные фигуры, относящиеся к этому периоду, вообще не могут быть найдены. Скорее всего, в то время шахматы еще не стали достоянием воинов, могильники которых вскрывались, и первыми любителями шахмат на Руси, по всей вероятности, были купцы, ремесленники и другие жители городских посадов. Только в XI—XII вв. шахматы получили распространение среди русских воинов, о чем, «стати, свидетельствует и былинный эпос.

Теперь рассмотрим первые археологические шахматные находки. В свое время И. Т. Савенков высказал мысль, что изображения первых фигур должны соответствовать их названиям, а не быть символическими, как у арабов. Однако это не совсем так. При изучении и сопоставлении шахмат древнерусских городов XI— XIII вв. обращает на себя внимание бытование у славян как символических, так и изобразительных фигур.

Мы уже упоминали об одной из первых шахматных находок древней Руси—беловежской фигуре слона (первая половина XI в.). Вскоре русские ремесленники начали и сами изготовлять высокохудожественные комплекты, в которых каждая фигурка соответствовала своему названию. В частности, три такие фигурки — две ладьи и одна пешка — найдены при раскопках Гродно и Волковыска. Оба города находились на территории современной Белоруссии. Гродно — крупный ремесленный и торговый центр — упоминается в Ипатьевской летописи еще в 1132 г. Древняя часть города располагалась на возвышенной части при впадении реки Городничанки в Неман. Здесь, на Замковой горе, в 1932 г. польскими археологами были начаты раскопки, завершенные в 1949 г. под руководством советского ученого Н. Н. Воронина. Среди многочисленных предметов хозяйственной деятельности, ремесла и быта, отражавших своеобразную культуру русских городов Принеманья, была найдена миниатюрная ладья, искусно сделанная из светлого камня. Ее размеры 5,5X1,5 см. Ладья укреплена на ножке с прямоугольной подставкой. На бортах — круглые отверстия для весел. В ладье четыре воина—два у бортов и два у носа и кормы. Из них хорошо сохранились лишь последние две фигуры. С каждой стороны на бортах висят по три щита. Н. Н. Воронин, первый изучивший эту находку и установивший ее принадлежность к шахматам, подчеркнул, что «шахматная фигура превосходно отразила тип реального судна середины ХII века» (6).

По своей форме шахматная миниатюра соответствует описанию в русских источниках XII—XIII вв. нового в то время типа ладьи («насады»), в которой гребцы закрыты от вражеских стрел палубой, а на самой палубе находились лишь четыре воина в железных доспехах.

Замечательная гродненская находка не осталась одинокой. В 1954 г. такая же шахматная ладья, но костяная, была найдена в слоях XI—XII вв. при раскопках Замковой горы Волковыска (Гродненская область)7. Шахматная фигурка почти во всех деталях повторяет каменную ладью из Гродно. Но в ней лучше сохранились воины, помещенные у щитов по бортам, и даже отчетливо видны черты лица и волосы, ниспадающие из-под плоских шапок. Эта ладья была одной из костяных фигур искусно вырезанного шахматного набора. Вблизи нашли фигурку барабанщика — единственную дошедшую до нас изобразительную пешку древнерусских шахмат. Барабанщик, подающий сигнал о начале сражения, одет в рубаху; на голове — шапка, через плечо висят «бубны» (барабан), в правой руке — «вощага» для ударов по ним. Барабанщик похож на воинов, вырезанных на ладье.

Гродненская и волковыские шахматные находки говорят о том, что шахматный термин «ладья» прочно утвердился уже в XI—XII вв., что под термином «пешка» подразумевались вовсе не шашки, как предполагали некоторые исследователи, а пешие воины княжеских дружин.

Над изготовлением шахмат с любовью трудились талантливые резчики, чьи произведения — высокохудожественные образцы древнерусского прикладного ремесла. Выполненные в реалистической манере древние шахматные фигурки представляют большой интерес для исследования быта и культуры Киевской Руси. Но изготовление изобразительных шахмат было делом сложным и трудоемким. Во много раз проще делать условные фигуры, особенно на токарном станке. На торжищах древнерусских городов рядом с дорогими и прекрасно выполненными шахматными наборами предлагались и маленькие костяные фигурки символических шахмат. Их покупали люди менее состоятельные— воины, жители городских посадов. В условных стилизованных шахматных фигурах русские ремесленники большей частью следовали восточным образцам, однако далеко не во всем слепо копировали их. Многое зависело от художественного вкуса мастера, от того, где делалась копируемая фигурка. Вот почему символические фигурки оказываются столь различными по манере исполнения. Древнейшая символическая ладья, изготовленная на Руси, обнаружена при раскопках Вышгорода в 1936 г. в одном из полуземляночных жилищ XII в. Вышгород — древний город Киевской земли на правом берегу Днепра, в 20 километрах от Киева. С 946 по 1214 г. он многократно упоминается в летописях.

Каждому, кто хоть немного знаком с шахматными фигурами средневековья, нетрудно различить в символической скульптуре шахматную ладью. О том, что это шахматная фигура, говорит характерное нижнее основание и ее размеры (2,5X2 см), а о том, что перед нами
ладья, свидетельствует верхняя часть фигуры со своеобразными «крыльями» руха. Ремесленник изобразил нечто среднее между восточной фигурой и натуральной русской ладьей. Остается только непонятным, зачем в центре этой условной фигурки понадобился цилиндрический выступ с небольшим углублением в середине. Фигура поражает безукоризненно выдержанными пропорциями, прекрасно выточенным основанием, орнаментированным линейным украшением. Это образец тонкого косторезного мастерства. Долгое время археологи полагали, что негатив фотографии найденной фигурки, как и сам оригинал, пропал во время войны. Но впоследствии ее обнаружила в фондах Киевского исторического музея археолог А. М. Шовкопляс.

Своеобразно решена безвестным ремесленником также символическая ладья, найденная в начале нынешнего века при раскопках Киева, древнейшего города Руси. Еще в IX—X вв. вокруг Киева начали объединяться восточнославянские племена, а в XI—XII вв. город стал столицей древнерусского государства.

При раскопках на горе Киселевка в начале века были найдены две шахматные фигурки предположительно X—XII вв. Но лишь одна из фигурок может быть отнесена к этому времени — плохо сохранившаяся ладья. Имея образцы других символических ладей, нетрудно представить себе очертания этой фигуры. Загадочно лишь выдолбленное в центре отверстие. Каково его назначение? Возможно, оно сделано у всех изделий комплекта шахмат, чтобы после игры их легко было насадить на одну нитку и таким образом не растерять драгоценные фигуры.

Но могла быть и другая, пока не известная нам причина. Ибо одна из шахматных находок на Скандинавском полуострове, относящаяся к концу XII — началу XIII в., похожа на эту фигурку, но имеет в центре четыре отверстия.
Интересная шахматная фигурка была найдена в 1956 г. во время археологических раскопок городища у деревни Николо-Ленивец на левом берегу р. Угры (ныне Калужская область) 8. Через этот район в древности
проходил восточный торговый путь славян (Днепр — Ока —Волга — Урал). Здесь в бассейне верхней Оки, в древнерусской землянке (XII—XIII вв.) среди разнообразных предметов быта археологами была обнаружена костяная шахматная фигурка, возможно ферзя. Верхний «разрез» фигурки, вероятно, позднейшего происхождения. По строгости формы и линий орнамента, по .характеру обработки кости и здесь виден резец токарного станка.
Символическая фигура коня найдена в 1960 г. при раскопках в г. Новогрудке (Гродненская область). Новгородок Литовский — так был назван в Ипатьевской летописи этот старинный русский город на границе Полоцкой земли. Здесь в слое первой половины XII в. вместе с разнообразными бытовыми принадлежностями оказалась и костяная шахматная фигура, замечательная по простоте и форме. Это — цилиндрик с небольшим конусовидным выступом. Новогрудская фигурка — классический образец восточной символики в шахматах.
И если бы не славянский знак трезубца, поставленный резцом сбоку, то ее легко можно было бы принять за арабскую шахматную фигуру коня.

Такая же фигурка найдена в 1961 г. при раскопках одного из древнейших городов Киевской земли — Турова. Через этот город шла дорога от Киева к берегам Балтики. Раскопки дали много интересного материала для исследования быта древней Руси. Среди находок в слое XIII в.— костяная шахматная фигурка коня, представляющая собой цилиндрик с верхним выступом и тонкой гривкой.

В символических шахматных фигурах все предельно просто — настолько просто, что их называют нередко геометрическими шахматами. Из подобных цилиндриков, пирамид, конусов комплектовалось незатейливое войско символических шахмат. Простота изготовления способствовала тому, что геометрические шахматы стали очень популярны на Руси.
В XIII—XV вв. можно, правда, наблюдать некоторое усложнение формы шахматных фигур. Относящиеся к этому времени археологические находки интересны во многих отношениях. И тем, что фигурки обнаружены в ряде древнерусских городов, и тем, что совершенствовалось мастерство ремесленников в изготовлении шахмат, и тем, наконец, что на Руси бытовали разные виды символических шахмат. Часть из них носит самобытный характер, часть сохраняет восточный вид или приобретает форму, близкую к западноевропейским шахматам.

Две шахматные фигурки были найдены в 1958 г. при раскопках малого Торопецкого городища (ныне Калининская область). Этот укрепленный город на острове, омываемый незамерзающей рекой Торопой, был в середине XII в. одним из крупных центров Смоленской земли, а в следующем столетии входил в Смоленское княжество. Здесь в слое XIII в. были найдены костяные шахматные фигурки. Одна из них сохранилась плохо, зато другая, которую можно по размерам (1,7X1,2 см) и форме определить как пешку, представляет большой интерес. Она аккуратно выточена на токарном станке. В отличие от пешек восточных наборов, в этой фигурке налицо усложнение формы и орнамента.

Она состоит из четырех частей: цилиндрического основания, яруса типа чаши, конусовидного остова и небольшого верхнего утолщения с углублением в центре.
Фигурка особенно интересна в связи с другой археологической находкой, сделанной в 1959 г. при раскопках г. Друцка. Этот город возник на пути «из варяг в греки». В летописи он впервые упоминается в 1092 г., но существовал, как можно судить по поучению Владимира Мономаха, еще раньше. С начала XII в., в период феодальной раздробленности, становится княжеским центром, играющим видную роль в Полоцкой земле; в конце того же столетия отошел к Смоленскому княжеству, а в XIII в. к Литве.

Культурные слои раскопок Друцка охватывали период XI—XIV вв. Однако шахматная фигурка найдена в недатированном слое, непосредственно подстилающем пахотный слой. Ниже следовал в основном ненарушенный слой XIII—XIV вв. Каким же веком датировать находку? Тут приходит на помощь торопецкая шахматная пешка. Достаточно одного взгляда, чтобы определить их необычайное сходство в манере изготовления.

Друцкая фигурка костяная, «вольящетая», как выразился бы былинный певец, т. е. резная, точеная. По своим размерам она почти вдвое выше пешки из Торопца (3,2 см), но пропорции примерно те же, а основание фигуры полностью повторяет форму основания пешки. Дальше следуют два цилиндрических яруса, также чашевидной формы, и конусообразный остов. Заканчивается фигурка кольцевидным перехватом и верхним «ярусом», в центре которого коническое углубление (куда, возможно, вставлялось что-то на клею.

Если не знать, что перед нами находки из двух городов, то можно было бы отнести обе фигуры к одному комплекту и утверждать, что их делал один мастер,— настолько близки эти две фигурки по стилю отделки, орнаментации, пропорции. Находка в Торопце — шахматная пешка, здесь же, по всей вероятности, шахматный царь, или, как теперь мы его называем, король. Об этом говорят размеры фигуры и два мощных яруса, возвышающихся над основанием. Сходство с торопецкой пешкой позволяет отнести и друцкого «короля» к XIII в.
В том же духе — цилиндрическое основание, два яруса чаш, кольцевой перехват и верхушка с углублением в центре — выполнена шахматная фигурка, найденная при археологических раскопках в 1947 г. в Новгороде Великом 9. Фигурка обнаружена на Ярославовом дворище, на месте предполагаемой вечевой избы, в слоях XII—XIII вв. В этой костяной миниатюре иная манера выточки всех частей, но зато «трактовка» фигуры, ее размеры не оставляют никаких сомнений в том, что перед нами «король» из набора новгородских шахмат.

Принадлежность к шахматам друцкой и новгородской фигур подтверждается еще одной киевской находкой примерно того же, а может быть, и более позднего периода (XIII—XIV вв.). В этой костяной скульптуре цилиндрической формы принципиально то же решение, что и в предыдущих находках, т. е. налицо основание, два яруса чаш и верхушка. И размеры фигурки совпадают с новгородским и друцким «королями», но манера исполнения совсем другая. Фигурка массивна, ее основание почти в три раза выше оснований только что рассмотренных находок, широкие чаши с прорезями напоминают бойницы в средневековых крепостях. Пропали легкость и изящество, характерные для символических шахматных фигур.
Интересно, что такого же типа фигуры, но с одной чашей — по-видимому, то были ферзи — найдены и в европейских странах.

Были ли описанные выше типы «королей» устойчивыми или изготовление их тоже пошло по линии упрощения форм? Будущие раскопки покажут, но думается, что и здесь в таком именно направлении развивалась эволюция фигур.

Это предположение позволяет, в частности, сделать находка в Смоленске во время археологических раскопок 1955 г. На месте торгово-ремесленной части древнего посада в слоях XIII—XV вв. была обнаружена шахматная фигурка, искусно выточенная на токарном станке.

Богато украшенная линейным орнаментом, фигурка лишь немного крупнее шахматных королей, с которыми мы только что познакомились (высота 3,5 см).Но зато по форме и принципиальному решению основных частей фигура сильно отличается от друцкой и новгородской находок, у них идентично лишь основание. Над основанием возвышается могучий корпус, освободившийся от всех ярусов чаш, опоясанный лишь небольшим кольцевидным утолщением в центре. Зато верхняя часть фигуры увенчана массивной «короной», к сожалению, почти не сохранившейся. Была ли то принципиально новая форма фигуры короля или освободившийся от ярусов ферзь — окончательно решить пока трудно. Для сравнения нужны еще фигуры, изготовленные в той же манере.
Археологические находки шахматных королей, относящиеся к XIII—XV вв., говорят о том, что восточная символика в изображении главной в игре фигуры была на Руси, как и в других европейских странах, сравнительно быстро утрачена. И это вполне естественно, если учесть, что во всех странах фигура получила название высшего лица в иерархии феодального общества. «Царь» шахматного войска должен был резко выделяться среди других фигур как по своим очертаниям, так и по размерам. Находки фигур подтверждают эту тенденцию.

В целом же археологические раскопки XI—XV вв. уже сегодня выявляют районы распространения шахмат на Руси. Они рассказывают также о своеобразной эволюции фигур, происходившей при перекрестном влиянии восточных и западных шахмат и выливавшейся в самобытные формы. Все найденные костяные изделия обработаны, как правило, на токарном станке. Характерная деталь русских шахмат — орнамент в виде нескольких тонких круговых линий.

Но рассмотренные находки не дают еще полного представления о том, как выглядели комплекты изобразительных и символических фигур, насколько велико было увлечение игрой в различных землях. В этой связи исключительно важны результаты археологических раскопок последних лет в Новгороде, на основании которых можно заключить, что в XIII—XV вв. это был поистине классический город шахмат.

Среди древнерусских городов Новгород занимает особое место. Од возник в X в. на (реке Волхове и наряду с Киевом стал важнейшим центром Руси. В XIV—XV вв. это один из крупных европейских городов с 50-тысячным населением. Новгород был, пожалуй, единственным большим городом, который оставался фактически независимым в период тяжелого монголо-татарского ига. В отличие от других русских феодальных центров, здесь установилась аристократическая республика, управляемая боярами и купцами.
Главным занятием новгородцев были ремесла и торговля. Через Новгород проходили основные торговые пути древней Руси. Его не могли миновать купцы, направляющиеся с севера на юг — «из варяг в греки».

Отсюда шла прямая дорога на восток — в Среднюю Азию, Индию. Новгород торговал с городами Ганзейского союза, с Швецией, Англией, Францией и другими западноевропейскими государствами. По всему миру разнеслась слава Господина Великого Новгорода.

Раскопки древнего Новгорода начались еще до Отечественной войны. В послевоенные годы работы возобновились. На Ярославовом дворище удалось при этом найти две костяные шахматные фигуры, датированные XIII—XIV вв. Об одной из них говорилось выше, другая напоминает современную пешку.

После того как раскопки на Славне и Ярославовом дворище были завершены, экспедиция Института археологии Академии наук СССР обратила основное внимание на район улиц Великой, Холопьей и Кузьмодемьянской. Они были частью большого района города, называвшегося Неревским концом. За последнее десятилетие здесь вскрыто десять древних усадеб (дворов), по нескольку домов в каждой. Обилие археологических находок X—XV вв. позволило изучить хозяйство, быт, культуру и технику Великого Новгорода.
Необычайно яркая картина открылась перед археологами и в области шахматной культуры древних новгородцев. На раскопках Неревскоги конца Новгорода найдено 58 шахматных фигур из 36 комплектов. Датируются они разными временами—от XII до XV в. включительно. Это уникальная и крупнейшая в мире археологическая шахматная коллекция.

Прежде чем рассказать об этих шахматах, несколько слов о самих раскопках, успеху которых сопутствовало своеобразное «археологическое счастье». Оно заключалось в том, что в сырой почве Новгорода хорошо сохранились обычно бесследно исчезающие органические вещества — ткани, плоды, злаки, деревянные изделия, в том числе 44 ((Из 58) деревянные шахматные фигурки. По-видимому, шахматы изготовлялись новгородцами большей частью из дерева, особенно когда они предназначались для местного употребления. Это выглядит вполне естественным, если учесть, что новгородская земля богата лесом и техника обработки дерева достигла здесь (высокого уровня.
Археологические исследования Новгорода отличаются необычайной точностью датировки обнаруженных вещей. Дело в том, что новгородцы застилали улицы деревянными мостовыми, причем новые мостовые накладывались прямо поверх старых. Так, в месте раскопок Великой улицы вскрыли 32 настила мостовых, лежащих один над другим. Определение времени рубки того или иного дерева по годичным кольцам древесины позволяет устанавливать время существования настилов, а известные по письменным источникам календарные хронологические даты смены мостовых помогли восстановить историю застройки данного района древнего Новгорода, определить время бытования огромного количества археологических находок, в частности шахматных фигур. Находки шахмат исчисляются, как правило, одной, двумя, тремя фигурами. Изредка попадалось по пять-шесть фигур. Самым значительным скоплением явился набор из 11 деревянных фигур (треть шахматного комплекта), найденный в доме XIV в. Это были шахматы символического геометризированного типа, созданного на Востоке и распространившегося в средние века в Европе. Если сравнить новгородские находки с недавно найденным шахматным комплектом XII в. в Сандомире, с отдельными фигурами той же эпохи, которые хранятся в музеях Парижа, Лондона, Берлина и других европейских городов, то легко убедиться, что уже тогда шахматы по своему внешнему виду имели гораздо больше общего, чем различий. Различия же были обусловлены главным образом материалом, из которого делались шахматы, и, естественно, вкусом мастера.

Самые ранние находки датируются XII в. В слоях этого времени найдены две фигуры —слон и конь. К XIII в. относятся 11 фигур (4 костяные и 7 деревянных) из 10 комплектов. С XIV в. сохранилось наибольшее количество фигур — 29 из 14 комплектов, в том
числе 3 костяные и 26 деревянных. От XV в. Дошло 16 фигур из 10 комплектов, в их числе 5 костяных, 10 деревянных и 1 каменная.

Число находок шахматных фигур возрастает с каждым новым культурным слоем. Так, в слое 70—80-х годов XIII в. шахматы найдены на территории трех усадеб, столетие же спустя, в 50—70-х годах XIV в., они обнаружены уже в пяти домовладениях, а в начале XV в. — почти в каждой усадьбе.

Широк круг лиц, игравших в шахматы. То были ремесленники, купцы, бояре, холопы и служители культа. Набор в 11 фигур, о котором упоминалось выше, был найден на территории усадьбы крупных землевладельцев— бояр. Во второй половине XIV — начале XV в. здесь жил посадник Юрий Онцифорович. Его отец был новгородским боярином. Но сохранившиеся шахматы — деревянные, простой выделки. Поэтому можно предположить, что в них играл не сам боярин, а его дети или челядь.

В новгородской археологической коллекции представлены все шахматные фигуры: короли, ферзи, ладьи, слоны, кони и пешки. Их легко отличить друг от друга, за исключением, может быть, королей и ферзей, у которых между собой много общего. Всего найдено 14 таких фигур. Их размеры невелики, высота не превышает 3,5 см. Фигура же в 5,1 см выглядит гигантом. По-видимому, этот грубо сделанный король — дело рук не мастера-ремесленника, а любителя.

Фигуры XIII в. имеют цилиндрическую форму и закругленные головки, а фигуры позднейшего времени — вид усеченного конуса с головками наподобие шатра. Резко отличается от них лишь костяная фигура начала XV в., напоминающая современного ферзя.

В Новгороде восточная форма шахмат оказалась необычайно устойчивой на протяжении многих столетий. Лишь отдельные фигуры близки к находкам других городов Руси. Большинство же фигур, хотя и носит печать местного производства, не выходит за рамки давно принятой традиции. Исключение составляли, конечно, изобразительные шахматы, соответствовавшие русским названиям фигур. Этого, между прочим, не учел итальянский шахматный исследователь и мастер Г. Поррека в своей статье, посвященной новгородской археологической коллекции. В целом в ней высоко оценено значение коллекции для изучения истории мировой шахматной культуры. С одним лишь выводом нельзя согласиться:
«Русская терминология для обозначения фигур, например слон и т. п., — писал он, — не оказала никакого влияния на форму фигур» (10). Это опровергается описанными выше находками изобразительных фигур древнего Новгорода, Белой Вежи, Гродно и Волковыска.
Новгородская коллекция представляет несомненный интерес для истории шахмат в странах Востока и Запада, где собрания средневековых фигур крайне малочисленны. Сопоставление их с вновь найденными шахматами может привести к ряду интересных выводов о закономерностях эволюции самих фигур, особенностях развития шахматной культуры у тех или иных народов и т. п. Но прежде всего новгородское собрание находок шахматных фигур необычайно расширяет наше представление о древнерусских шахматах, их распространении в разных слоях населения, их роли в культурной жизни Руси.

Примечания
___________________________________

4 Б. А. Рыбаков. Древности Чернигова, т. I.— «Материалы и исследования по археологии древнерусских городов», № 11,М.—Л., 1949, стр. 42.
5 Г. Ф. Корзухина. Из истории игр на Руси.— «Советская археология», 1963, № 4, стр. 85—102.
6 Н.Н.Воронин. Древнее Гродно. М., 1954, стр. 76.
7 Материалы по археологии БССР, т. 1. Минск, Изд-во АН БССР, 1957, стр. 277-278.
8 Т. Н. Никольская. Городище у дер. Николо-Ленивец.— «Советская археология», 1962, №1, стр. 237, 239.
9А. В. Арциховский. Новгородская экспедиция.— «Краткие сообщения Института истории материальной культуры*, вып. XXVIII, 1949, стр. 118, рис. 44а.
10G.Porreca. Gli scacchi nall’antica Novgorod.- “L’Italia scacchistica”, Milano, 1982, № 4, p.79

Геннадий Несис, доктор педагогических наук, профессор.
Светлана Каган, выпускница факультете "Истории мировой культуры" СПБГУКиИ.
 
Форум » Международный Шахматный Форум » Шахматы - феномен культуры » "Археология и роль шахмат в культуре Древней Руси" (История шахмат на Руси .)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: