Воскресенье, 22.09.2019, 10:41
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: gesl, Леонардл  
Форум » Международный Шахматный Форум » Шахматная гостиная » Вегетерианец - хищник. (Виши Ананд о матчах на первенство мира и новом поколении.)
Вегетерианец - хищник.
geslДата: Суббота, 17.12.2011, 16:50 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 320
Статус: Offline
Вишванатан Ананд

о матчах на первенство мира, новом поколении top-игроков и самом себе.


Текст: Влад Ткачев
Выигравший всё, что только можно, цепкий, обладающий мгновенной реакцией, неумолимый при добивании жертвы – Вишванатан Ананд свое прозвище “Тигр из Мадраса”, конечно, заслужил. Причем, не только результатами. Тут и слегка кошачьи манеры, и распевный тембр голоса, и даже любовь к кашемировым свитерам – всё напоминает о самом популярном в мире хищнике. Но всё же, создается впечатление, что не часто теперь его охотничьи инстинкты возвращаются, и даже неизменно настороженный взгляд выдает волнение.
Возможно, перед следующим броском.



Владислав Ткачев: Виши, что Вы можете сказать о Вашем результате на прошедшем Мемориале Таля?

Вишванатан Ананд: В конечном счете, 9 ничьих всё же лучше, чем 6 ничьих и 3 поражения. Такое ощущение, что в этом турнире мне не хватало идей и чего-то еще.

Крамник в интервью со мной заметил, что, похоже, Вам не хватает мотивации в турнирах, и острие подготовки направлено в основном на матчи. Согласны?

- Факты говорят сами за себя, но нельзя сказать, что мне больше нравятся матчи, а на турнирах я концентрируюсь в меньшей степени. Такое впечатление, что на турнирах мне не хватает огонька. Вопрос в том, получается ли так по моему собственному желанию, или не совсем. Я бы сказал, что это происходит несознательно.

Вам бы хотелось по-другому, но выходит так.

- Конечно, я бы этого не хотел. Последние два турнира сложились особенно плохо. В прошлом году я не выиграл ни одного турнира, но, во всяком случае, был вторым всюду: в Бильбао, Нанкине, Лондоне.

Да, но Вы не тот, кто может удовлетвориться вторым местом…

- Верно. Но это лучше, чем 6-е. И это лучше, чем 5-е при 6 участниках или 6-е при 10-ти.

Вообще-то, Вас зовут Вишванатан Ананд.

- Да, но суть в том, что в прошлом году я был тоже не слишком доволен. И в Вейк-ан-Зее я опять был вторым с +4. Действительно, чего-то не хватает. Мне достаточно очевидно, что Аронян и Карлсен вырываются вперед, Магнус немного больше, чем Левон. Я не ищу оправданий, но дело не только во мне. Посмотрите на первых четырех призеров в Мемориале Таля: Магнус, Левон, Ян и Сергей – самые молодые участники турнира, только Накамура к ним не присоединился. Хорошо, еще я могу согласиться с тем, что не слишком впечатлял белым цветом – так ведь у всех было так, белые набрали -2. Мне легче вспомнить, как здесь выигрывали черными. Так что… Есть определенные тенденции, и не могу сказать, что слишком ими горжусь.

Думаю, что Влади в какой-то степени прав, и я не способен на очень многое в турнирах. Стараюсь это изменить, но не знаю как.

Может, Вы что-то скрываете и оставляете про запас для матча?

- Нет. Если так, то ведь в прошлом году не было причин ничего скрывать.

Неужели?

- Да. Но турниры я всё равно не выигрывал. Так что, должна быть другая причина.

Сталкиваетесь ли Вы с какими-то специфическими проблемами, играя с новым поколением?

- Ну, моя история с Ароняном хорошо известна, а, в целом, становится всё трудней и трудней с таким количеством компьютерной дебютной подготовки.

Сильно ли изменились шахматы с появлением Берлинской Стены? У меня такое ощущение, что многие переходят на 1.d4 даже не из-за Русской Партии, а именно по этой причине.

- Да, это действительно впечатляет. Представляю, как 12 лет назад Влади, сидя в своей квартире, решил: “А дай-ка я разработаю дебюты на следующие 12 лет вперед”. И сделал это. Кажется, уже тогда он играл вариант Макогонова-Тартаковера-Бондаревского и Берлин. А теперь посмотрите на дебюты сейчас – только эти два! Его работа над началом партии попросту поражает.

Не знаю, сколько именно направлений он заложил, но складывается впечатление, что последние 10 лет мы все пользуемся только его идеями.

Не думаю, что до такой степени, хотя он привнес очень много.

- Его печать на дебютной теории куда более увесистая, чем моя. Русская Партия, Берлин… Так что это было фантастической удачей для меня иметь такого помощника в матче против Топалова.

Между тем, Вы сами полностью переиграли Владимира в этом аспекте, выиграв матч еще до его начала. То есть, по сути, сделали с ним то же самое, что до этого он с Каспаровым. Заставили играть острые форсированные варианты с первых ходов, что он не слишком любит.

- Возможно. Мы с Влади сыграли, наверное, больше 150 партий, если считать с быстрыми.

И каков на данный момент конечный счет?

- В том-то и дело, что он практически равный.

Ну, Вы, наверное, доминировали в быстрых?

- Там у меня было +5 или типа того до Бонна.

А он соответственно лидировал в классике.

- В классике он стоял +2. В любом случае, слово “доминировал” слишком сильное, было практически равенство.

Можно сказать, что на протяжении всей нашей жизни мы с Влади так и не показали превосходства друг над другом.

И если вы выигрываете после этого матч с разрывом в 3 или 2 очка, значит, что-то произошло. Думаю, что просто вся его подготовка пошла насмарку. У меня получилось диктовать… В каком-то смысле, я выиграл у него так же, как он до этого у Гарри.

Вот и я о чем.

- Гарри не участвовал в Лондоне, а Влади – в Бонне. Вот как-то так. И он был прав, когда сказал, что если бы подготовка удалась, то, как игрок, он бы выглядел совершенно иначе.

Уверен, в том успехе была огромная заслуга секундантов: Касымджанова, Нильсена.

- Безусловно, команда значит много. Во время матча очень сложно сказать, кто что именно сделал, но, несомненно, моя команда была хорошей. Да еще и стратегия на матч оказалась правильной.

Заставить его играть острые линии?

- Скажем, моей главной целью было не оказаться в положении парня из лондонского матча, если ты понимаешь, что я имею ввиду.

Избегать игровых эндшпилей, которые почти ничейны, но…

- Дело не только в эндшпилях. Просто я старался избегать против Влади позиций, в которых ты неожиданно чувствуешь себя совершенно бессильным, и помощи ждать неоткуда. Ведь для меня Лондон – один из самых впечатляющих матчей, тогда Владимиру удалось выставить Гарри абсолютно безоружным. Он иногда это может. Порой, играя против него, у вас такое чувство, что, возможно, за десять партий ни одна ваша фигура так и не пересечет 4-й ряд. Ну, или что-то в этом духе. Гарри выглядел чрезвычайно беспомощным, ни у кого другого, кроме Крамника, это бы не получилось. Было ясно, что именно в этом главная опасность. Но я и предположить не мог, что всё получится настолько хорошо.

Вышло красиво: мы подготовили идею, и она встретилась в 3-ей партии, а затем и в 5-ой всё опять прошло удачно, несмотря на риск. Затем в 6-ой наша блестящая работа снова принесла успех. Но чтобы вот так в 6-ти партиях прошли сразу 3 идеи – такого, конечно, я не ожидал.

Как Вы думаете, Виши, если бы состоялся еще один матч с Крамником, смогли бы Вы повторить тот успех?

- Это всегда возможно, но было бы очень сложно, потому как нет сомнений, что Влади тоже многому научился в тот раз. К матчу ведь можно готовиться год, можно три – важно только то, насколько это прибавило вам уверенности.

Разделяете ли Вы общее мнение, считающее Вас явным фаворитом против Бориса Гельфанда?

- Я никогда не мыслю в таких категориях, поскольку не знаю, что означает термин “явный фаворит”.
Мы стартуем с начальной позиции со всеми фигурами на доске, и понятие “явный фаворит” мне неясно. Только то, как ты играешь, имеет значение, а не как делал это раньше.

Вы уже начали подготовку?

- Не слишком серьезно. Хотя, конечно, уже начал размышлять о Борисе и всё такое. Само собой разумеется, после Лондона начну готовиться более интенсивно.

Владимир сказал мне, что более всего впечатлен Вашей игрой конями. Не могли бы Вы описать стиль Гельфанда? Все-таки вы начали карьеру почти одновременно и сыграли столько партий…

- Ну, обычно в его партиях присутствует логичное развитие. Как, знаете, вот ваша цель, и именно поэтому вы играете так, а в конце получается логическая конструкция. И, конечно, у Бориса очень хорошее шахматное образование.

Со всеми минусами и плюсами, когда ты так образован?

- Если угодно, да. У него определенно последовательный подход к игре. Что я могу сказать… конечно, это очень и очень классический шахматист.

Кто был для Вас самым трудным соперником? Каспаров?

- Да.

Из-за психологического давления, которое он оказывал?

- Большую часть времени это был Каспаров, подчас – Топалов.

Но Топалов уже нет?

- Это всё время меняется, я ведь даже не играл с ним после Нанкина. Но в основном для меня это был Каспаров.

Какова тому главная причина?

- Ну, я думаю, моей ошибкой было то, что на матч 1995-го года я приехал, будто на экзамен – вот моя подготовка, и я буду следовать ей в любом случае.

А он выступил в роли профессора.

- Нет, не профессора, но мой подход был, как у школьника, не слишком утонченный.

Я и предположить не мог, насколько сильным может быть психологическое давление во время матча.
Очень сложно к этому подготовиться в домашних условиях, даже если ваши секунданты пугают предстоящим. Можно узнать только на собственном опыте. Я же, скажем так, был наивен в этом матче – просто думал, что надо быть готовым, находить хорошие ходы, делать их и это всё. Но, конечно же, матчи, они… Матч – это намного больше. На самом деле, вот почему произошло так, что мы закончили вничью первые 8 партий, затем я одну выиграл, а после этого неожиданно проиграл почти все остальные за ту неделю. И я не могу это объяснить. Кажется, я вдруг рассыпался на куски, и из-за этого долгие годы испытывал затруднения, играя против Гарри. Но были и другие источники неприятностей: Левон, например, имеет хороший счет против меня, с Влади было тяжело несколько лет, Топи…

А правда, что применив суперновинку в 10-й партии, Гарри начал нарочно хлопать дверьми?

- Конечно, да.

И это было преднамеренно?

- Думаю, да. В том и была моя ошибка, что я не подошел просто к арбитру, не сказал: “Не могли бы вы заставить его прекратить это делать?” или что-то в этом духе.

Как часто он это делал?

- Может, 3 или 4 раза. Я имею в виду, что он подходил к доске, делал ход, отходил и хлопал дверью за собой. Я достаточно уверен, что это делалось сознательно – он реально хотел отомстить за предыдущий день. Тут мы снова возвращаемся к лондонскому матчу. Если я в 10-й партии снова сыграл Открытый вариант Испанской и как бы сказал: “Покажи мне!”, - то Влади продолжал увиливать и уклоняться, применив Архангельский вариант сразу после 2-й победы. Я тоже мог в 10-й партии сыграть Скандинавскую защиту, которую подготовил на одну партию, мой друг Ганс-Вальтер Шмит был бы счастлив, он ее всю жизнь играет. Может, я и проиграл бы, но, в конце концов, надо же показать какие-то… А я поступил, как простодушный школьник. Безусловно, я должен был заявить протест арбитру. Карпов бы сделал это, не задумываясь, а с ним, как известно, шутки плохи.

Не важно, прав ты или нет. Тогда я так и не понял, что не имеет значения, кто прав.

Помню, как пробежала мысль: “Должен ли я что-то сказать?”. И подумал, что если сделаю это, то буду выглядеть глупо, ведь моя позиция всё равно проиграна. Но не в этом дело. Просто ты должен бороться. Вот в чем была моя ошибка.

Как после стольких побед Вам удается вновь и вновь находить мотивацию? Может, в этом большую роль играет жена, или это нечто сугубо внутреннее?

- У меня это происходит почти всегда автоматически. Думаю, это нормальное желание – стремиться выиграть турнир, в котором играешь. Речь не идет о каком-то списке, в котором бы значилось: “Ок, Линарес я разок уже выиграл. Пометим. Дело сделано”. Откуда тогда желание продолжать играть? Думаю, большей частью это происходит автоматически, и удовольствие должно быть натуральным. Очень сложно это форсировать и контролировать. Можно создать идеальные условия, но это произойдет само по себе. Слишком много страсти тоже мешает игре – опять становится чересчур сложно это контролировать.

Помню, как-то раз мы играли вместе за команду Канн. Я тогда был шокирован Вашим интересом к партии Бакро - Годена, не имевшей никакого теоретического значения: Вы анализировали ее несколько часов в гостиничном номере, а потом еще столько же с другими членами команды. Я буквально не верил своим глазам…

- Да, я очень хорошо помню ту партию и последующий анализ.

В некоторых позициях есть это волшебство: думаешь, что всё теперь очевидно, как вдруг кто-то предлагает новый ход, и ты понимаешь, что есть еще один уровень глубины, а за ним – другой…

И становится ясно, что позиция намного сложнее, чем ты думал; и она никак не выходит из головы.

Ты возвращаешься в номер и даже с компьютером далеко не сразу достигаешь дна. Очень хорошо, когда шахматист сохраняет это любопытство.

Чаще всего ведь нет вопроса, пардон, нет ответа.

- Нет, первый раз было сказано правильно – чаще всего нет вопроса, в этом проблема. А когда его нет, то нет и поиска. Самая красивая вещь в шахматах – это ставить подобные вопросы.

Тот факт, что матч с Гельфандом будет проходить в России, не вызывает у Вас возражений?

- Конечно, нет.

Даже, несмотря на то, что он воспринимается почти как местный игрок, а Вы – нет?

- Да, было бы здорово играть в Индии, в своем родном городе. Помню, все мои школьные друзья спрашивали: “Похоже, индийская заявка выиграла?” Они не знали деталей, так как было анонсировано, что Индия получила матч. Это, конечно, было бы очень хорошо, но московская заявка меня тоже устраивает. Я здесь играл много-много раз – всякий раз с удовольствием.

У меня всегда было чувство, что в Москве, возможно, уровень понимания шахмат выше, чем где бы то ни было.

Почему в последнее время Вы не выступаете за индийскую сборную? Все-таки Вы – национальный герой…

- Ну, после Турина… Я имею в виду, что мне там совершенно не понравилось.

Почему?

- Прежде всего, атмосфера на этом соревновании была очень плохой. С тех пор я на какое-то время потерял интерес к Олимпиадам. Посмотрим, может… Кроме того, некоторые правила становятся все более странными, например, запрет на опоздания.

Он выглядит совершенно необязательным.

Какие у Вас интересы помимо шахмат? Вы могли бы описать один день из жизни Вишванатана Ананда?

- Это зависит от того, какое у меня расписание на последующие дни.

Обычный рутинный день.

- Если я совершенно свободен, то… Полагаю, обычные занятия: могу посмотреть какое-нибудь кино, музыку послушать.

Какие жанры кино предпочитаете?

- Нет каких-то особенных жанров или типов кино, что я выделяю, во всяком случае, не вижу никакой закономерности. Некоторые мне нравятся, другие совершенно нет.

Но, все-таки, больше нравится арт-хаус, или Вы ничего не имеете против обычных блокбастеров?

- Тут всё намешано – я смотрел, как глубокие фильмы, многозначительные и захватывающие, так и всякий трэш тоже. Иногда идешь на какой-нибудь фильм, как все остальные, а потом не понимаешь. зачем они это делают.

А еще я люблю читать научную литературу и книги по астрономии. Просто невероятно, сколько сейчас можно найти информации в Интернете по практически любой научной теме.

Многие предметы, что доставляли трудности в школе, теперь приносят мне удовольствие, поскольку не надо сдавать экзамен.

Я много читаю по математике, физике и подобным темам. Достаточно популярные вещи, в которых очень-очень сложные вещи объясняются доходчиво. В последнее время мне нравятся книги по неврологии.

НЛП? Нейролингвистическое программирование?

- Нет, не программирование. Труды, в которых описывается, как работает мозг, и разбираются связанные с этим эксперименты. В основном я их читаю для того, чтобы отвлечься и оторваться от шахмат. Что называется, дать своему мозгу немного прогуляться.

Получается?

- Да, очень даже. На самом деле, когда я не думаю о шахматах, то не думаю об этом совершенно.

Что с музыкой?

- Большей частью слушаю музыку 80-х.

Диско, рок или…

- Рок: U2, Pet Shop Boys,.. Мне нравится полегче. А сейчас, конечно, Greenday, ColdPlay…

Ничего общего с контркультурой, скорее мэйнстрим?

- Да, именно так. Контркультура никогда меня не привлекала, Nirvana, например. Так, помню одну песню. Наверное, я тот, кто я есть. Когда вы видите меня, то вряд ли думаете о контркультуре.

Как Вы избавляетесь от стресса после, скажем, пятичасовой напряженной партии?

- Обычно я иду в спортзал. Там, попотев, прилично устаешь, после чего можно готовиться ко сну. Еще могу посмотреть какой-нибудь фильм или сериал на ноутбуке.

Не везде есть условия для занятий фитнесом.

- Тогда долгие пешие прогулки, как в Вейк-ан-Зее, например. Там у меня это длится примерно час. Бильбао очень хорошо для этого подходит, Монако. Главное – постараться отключиться.

Вы по-прежнему вегетарианец?

- Да, как и раньше, я не ем много мяса. Если быть точным, я избегаю красного мяса – говядину, свинину и тому подобное. Но, вот, рыбу кушаю с давних пор. Так что, я совсем не вегетарианец в чистом виде.

Какую кухню предпочитаете?

- О, очень многие. Мне нравится латиноамериканская: мексиканская, чилийская, перуанская.

Бразильская невероятно хороша. Азиатская: корейская, японская, китайская, таиландская, индийская – обычный набор. Ближневосточная, итальянская, средиземноморская в целом.

Как насчет русской?

- Мне очень нравится борщ. Жаль, что обычно его готовят с мясом. К счастью, когда иду в гости, люди, знающие меня. готовят его по-вегетариански. Еще, приезжая в Москву, часто захожу в грузинские рестораны.

Да-да, у меня любимые кухни – грузинская и узбекская.

- Узбекская тоже великолепна.

Но, опять-таки, мне бывает не просто с русской кухней из-за моих ограничений. Мне нравятся блины и все эти штуки с грибами внутри. Вообще, когда я говорю о русской кухне, то подразумеваю в основном закуски.

Сейчас нередко можно наблюдать, как Вы тратите больше времени на партию, чем соперник. Раньше такого представить даже было невозможно. Нет былой уверенности?

- Возможно, просто жизнь учит быть более осторожным, когда помнишь слишком много инцидентов, связанных со слишком быстрой игрой.

Но в Вашем случае было куда больше приятных воспоминаний!

- Это правда, что у меня и сейчас случаются хорошие партии, когда играю быстро. Зачастую моя интуиция при этом меня не обманывает, а стоит задуматься, и всё приходит в беспорядок. Так что, очень часто я рад поддерживать быстрый темп.

Лет 20 назад Дреев, проиграв матч, сказал, что Ваша ультрабыстрая игра в то время связана с какой-то национальной индийской игрой, в которой за считанные секунды требуется отвечать на вопросы.

- Нет. Но в бытность молодым я очень часто блицевал в шахматном клубе – наверное, оттуда и привычка. Но я уверен, что то, как вы играете, отражает индивидуальность. Многие решения в жизни я тоже принимаю не медля, поскольку не очень люблю долгие сомнения.

Согласны ли Вы с общим мнением, относящим Вас к числу самых талантливых игроков за всю историю шахмат?

- Думаю, такого рода вещи надо спрашивать у людей со стороны. Мне очень сложно сравнивать себя с другими, особенно с теми, с кем никогда не встречался. Так что, без понятия. Просто не могу смотреть на себя настолько объективно.

Когда 20 лет назад Вы тратили 15-20 минут на всю партию против лучших шахматистов планеты, было это следствием огромной уверенности, избытка энергии или чего-то еще?

- Нет, но… Если я был убежден, что намеченный ход хорош, то делал его стремительно. Это была некая форма любопытства –

иногда очень хочется узнать, что же противник желает: “Ну, давай, покажи мне!”

Желали спровоцировать его на такой же ритм?

- Да, да, точно. Думаю, именно так и было. В основном моя проблема не в избытке уверенности, а…

В ее недостатке?

- Я чаще не уверен, чем слишком уверен, скажем так.

Как долго Вы будете оставаться чемпионом мира? Откровенно.

- Говоря начистоту, настолько долго, насколько позволят. У меня нет ответа на этот вопрос. Я постараюсь продлить свой чемпионский срок максимально.

Видите ли Вы на горизонте явного претендента?

- Сейчас Борис является очень опасным соперником. Просто потому, что… это очень опытный, исключительно работоспособный и мотивированный игрок. Я не могу думать дальше этого, в чем смысл? Сначала посмотрим, что произойдет, и в случае моей победы можно будет беспокоиться о последующем.

На данный момент все мои мысли заняты Борисом.

Конечно, все понимают, что однажды Аронян, Карлсен, может, даже Сергей Карякин появятся, но…

Отлично, о Гельфанде мы уже говорили, теперь о новейшем поколении. Могли бы Вы обрисовать их сильные стороны? Почему, например, так трудно складываются Ваши последние черные партии с Ароняном?

- Вообще-то, белыми я проигрывал ему чаще.

Не знал.

- Ок. Магнус обладает невероятным врожденным чувством.

В каком смысле?

- Большинство идей приходит к нему совершенно натуральным образом. А еще он очень гибок, знает все структуры и может играть почти любую позицию. Аронян уступает ему в широте. К примеру, Магнус играет и 1.d4, и 1.е4, а Левон 1.е4 не использует никогда. Главное же в том, я думаю, что Аронян намного более тактический игрок, чем Карлсен. Он всё время ищет разные маленькие трюки для разрешения технических задач.

Полагаете ли Вы, что Карлсен – новый Карпов образца 70-х – начала 80-х?

- Я не знаю Карпова настолько хорошо. Думаю, что Карлсен намного более универсален. Таких вообще было мало, может, Спасский в лучшие годы.

Магнус может делать буквально почти всё.

Иванчук тоже, но, похоже, у него это требует намного больше трудов и раздумий.

Почему Магнус отказался участвовать в этом розыгрыше чемпионата мира?

- Не имею ни малейшего представления.

Влияние Каспарова, протест против этой системы розыгрыша, что-то еще?

- Может и так. Я никогда не пытался это понять. Ну, не играл, так не играл.

www.whychess.opg
 
Форум » Международный Шахматный Форум » Шахматная гостиная » Вегетерианец - хищник. (Виши Ананд о матчах на первенство мира и новом поколении.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: