Суббота, 20.07.2019, 07:29
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Леонардл  
Форум » Мир Истории » Тайны истории » Советские офицеры - участники Шестидневной войны
Советские офицеры - участники Шестидневной войны
ЛеонардлДата: Вторник, 01.03.2011, 09:47 | Сообщение # 1
Первый после бога
Группа: Модераторы
Сообщений: 389
Статус: Offline
Советские офицеры - участники войны 1967 года на Ближнем Востоке

Пётр Вахрушев - лучший танкист СССР

Часть первая

Петя Вахрушев был русский и по рождению, и по менталитету. Как всякий исконный русак, кто один раз усвоил, к какому народу он принадлежит, то он себя не утруждал поисками и утверждениями своей чистоты и благородства нации. И на всякий случай, не рылся в своем прошлом, с ужасом выуживая оттуда, далеко не славянских предков. Вот его- то, как раз генеалогия древа и чистота крови, интересовала, как прошлогодний снег. Петя - по линии дедов и прадедов - был урожденный курский крестьянин. От своего отца – главного механика крупного зернового совхоза, он унаследовал любовь к технике. В тринадцать лет, тяготеющий к технике подросток, водил трактора всех основных советских заводов. Свою- самую трудную в СССР - сельскохозяйственную копейку, в поте лица своего, добывал в семью и себе на одежонку. И по меркам села считался уже взрослым, но несовершеннолетним. А вот его городские сверстники оставались детьми. И сердобольные родители постоянно волновались, чтобы они (детки) не дай-то Бог, не перегрелись на солнце при заготовке школьной макулатуры, или не притомились бы на каких- нибудь внеклассных хозработах. Окончив десятилетку, Петя вымахал в рослого, здорового, симпатичного парня, за которого в их совхозе, любая, стоящая девка, пошла замуж, как колдунья из кинофильма Вий, с закрытыми глазами и, вытянутыми вперед для объятий, горячими, жадными до ласки девичьми руками.

Он поступил в Харьковское танковое училище. Учился блестяще, преподаватели его любили. По искусству вождения танка, по всем тем зачетам, что составляют для каждого будущего командира танкового взвода, обязательный танковый комплекс фигур и упражнений при преодолении совсем непростой местности, Петя не знал себе равных в училище. Из Харькова к месту своей первой службы, в Среднеазиатский военный округ, лейтенант Вахрушев - обладатель красного диплома - привез свою молодую жену, типичную украинку с темными, глубокми глазами, со спелой вишенкой чувственного рта. И расписными, удивительными бровями. Она была такая ладная и пластичная, что в этом, чертовом Узбекистане, где местные мужики знают толк в женской красоте и обаянии, то хоть паранджу на нее одевай, чтобы не пялилсь, пожирая глазами. Служил Вахрушев старательно; числился и в своем батальоне, и у командира отдельного танкового полка - перспективным офицером с хорошими командирскими задатками. Подчиненные в нем души не чаяли. И не было у него любимчиков. Ко всем своим солдатам, старшинам и сержантам молодой командир взвода, а затем и роты, относился человечно, по справедливости. Перед Петей открывались высокие служебные вершины: он был умен, дисциплинирован, правильно мог организовать свою службу, был приятный в общении. Но имел один очень существенный недостаток, который в условиях советской системы массовой лжи, пронизавшей государство сверху до низу, мог бы ему сильно повредить. Петя родился хроническим правдолюбцем. Он то, что видел, то и говорил. Придумать, фантазировать, или еще что- то в этом роде, он просто физически, не мог. Он даже под пистолетом не смог бы сказать, что черное - это белое. Он совершенно не понимал, как это для пользы дела, или для выручки друга - надо соврать. И, что есть ложь, которую называют: «праведной». Иными словами, у Пети был синдром протопопа Аввакума, который гибнул, страдал, мучился, но на сделки с совестью, и на компромисс с иерархами церкви не шел. Правдолюбцы в незначительном количестве, но всегда и во все эпохи появлялилсь в русском народе. Изменить угрозами, подкупами, да хоть, чем угодно, начинку их мозгов и души - было просто невозможно. Пока у Пети особых противоречий между его убеждениями и. святым поклонением правде и службой в армии, не возникали, он был счастлив и уверен, что служит в самых лучших и справедливых Вооруженных Силах. И что в родной Советской армии - все правильно и хорошо, как того, весь советский народ, лелеявший свою главную любимицу – армию, желает. В кого, он безззаветно верит. Процесс гниения Советской армиии стал именно при Брежневе набирать сказочные обороты: коррупция, разъедающая высшие эшалоны управления войсками, кумоство, торговля должностями: от командующих округами и армиями, хлебными должностями начальников тыла округов - буквально, развратили Минобороны в считанные годы. И особенно в дальнейшем, это коснулось инженерных и строительных войск, используя богатые возможности которых, ловкачи из руководства округами, армиями, и корпусами, строили себе еще при жизни Брежнева сказочные дворцы. У новых русских и старых воров всероссйского уголовного мира, эти дворцы и по сей день вызывают восхищение, а подчас и желание наложить на строение свои, загребущие, как лапы спрута, криминальные щупальца, которыми они охватили все постсоветское пространство.

Когда Вахрушев дослужился до капитана, ему ничего не объясняя, вызвали с семьей (жена и дочь) в Москву. Здесь на специальных, закрытых полигонах, которые подчинялись нескольким генералам, ответственным перед Политбюро, готовились кадры будущих советников и наставников для вооруженных сил Египта и Сирии, дабы обучить армии этих арабских стран боевому искусству советской армии. Задачи у политических разбойников Политбюро и их лучших друзей, и единомышленников - арабских диктаторов- были общими. Таких глобальных задач были – две. Первая задача – это дать понять империалистам США, кто всё же, есть главный в мире. И вторая - помочь своим арабским союзникам, которые терпеть не могли слово и понятие коммунист, но советскую помощь в виде боевой техники и миллиардов долларов на развитие брали охотно – стереть с лица земли государство Израиль. Это, возникшее, после Второй мировой войны, крошечное государство на Ближнем Востоке, которое всем ходом своей и мировой истории, неожиданно воплотило в жизнь извечную тоску и мечту евреев, обездоленых судьбой и гонимых по миру, как вечные странники: создать свое национальное государство. Причем, создать на земле предков, исконно своей земле, щедро политой, своей еврейской кровью.

Проучившись полтора года под Москвой, Вахрушев с помощью интенсивных, скрытых от общесоветского пользования методик, овладел довольно – таки сносно арабским языком. Познакомился с вооружением США, его союзников, а также прослушал обязательный для этого театра военых действий популярный курс об организации и военно-техническом оснащении армии обороны Израиля. И усвоил, что это такое за организация: ЦАХАЛ и как готовят резервистов в Израиле. И что положено в основу боевых действий, именно бронетанковых сил Израиля. Как бронетанковые силы взаимодействуют с остальными родами сухопутных войск и, естественно, авиацией. Через некоторое время, получив абсолютно новые документы, Вахрушев, как и его товарищи-офицеры из различных родов и служб Советской Армии, прибыли к новому месту службы. Вначале Вахрушев служил в Сирии. В предместьях столицы, этого, очень воинственно настроенного арабского государства, где день и ночь не угасала истерия о полном уничтожении государства Израиль, которое военные Сирии поклялись, превратить в сплошные камни, в больших казармах главного армейского корпуса и на танковых полигонах, протекала служба Пети Вахрушева.

Он учил сирийцев –танкистов всему тому, чему учили в в армии СССР, той победоносной армии, которая вначале остановила продвижение вглубь страны, фашистских бронированных колонн, а потом, оставив на алтаре Победы десятки миллионов жертв, в страшных муках и нечеловеческих трудах, создала свои танковые армии. И они порвали на части фашистскую оборону, и перли вперед, через реки и преграды, пока не ворвались в Берлин. И, как это ни странно, а самыми первыми советскими танкистами, кто прорвался к рейхканцелярии, были славные, мужественные парни из пятьдесят пятой танковой бригады полковника Драгунского. Еврея по национальности, ставшего дважды Героем Советского Союза...
Петя Вахрушев, получив уже в Сирии очередное воинское звание, майор, был затем по ходатайству египетского военного руководства, переведен в Египет, продолжать свое дело: учить боевому искусству египетских танкистов. По замыслу советского военного командования и по генеральному плану, разработанному специалистами Генерального штаба СССР, Египет должен был наносить главный стратегический удар по обороне Израиля. Второй мощный удар должна была нанести Сирия, имевшая огромный перевес, перед теми силами обороны Израиля, которые прикрывали это пограничное с Сирией направление. И маленькая Иордания вдруг тоже заболела этой «звездной « болезнью: напасть исподтишка. Она страстно поклялась во всех своих мечетях истребить ненавистных им соседей –израильтян, и очень бездумно влезла в это дерьмово - кровавое дело, организованное и затеянное, лично Брежневым и стариками – разбойниками из Политбюро. Ни майор Вахрушев, ни остальные советские военные специалисты, ни военная разведка Израиля, ни военная и политическая разведки США. Ни весь мир, еще тогда не знали и даже, не подозревали, что именно СССР, в лице этих старых преступников и матерых террористов -членов Политбюро, во главе с безмозглым Брежневым, были прямыми инициаторами войны 1967 года на Ближнем Востоке. Приняв это, явно провокациоонное для судеб мира решение, эти старые авантюристы, которые орали на весь мир о своей страстной борьбе за мир, спровоцировали на войну Президента Египта: Гамаля Абдель Насера, выдав ему дезинформацию о том, что якобы Израиль под эгидой США, собирается первым напасть. А советская военная разведка усекла их «голубчиков». Президент Насер клюнул на эту ложь. И купился на предложение своих «верных» друзей из СССР, которое, в конечном счете, стоило ему дальнейшей жизни. «Бойтесь данайцев, дары приносящих»! И все было бы шито-крыто, чисто по - ленински и сработано по - сталински, когда говорят – одно, а делают- другое, но при этом: подразумевают –третье. Ах, как был прав, ныне покойный Президент США Рональд Рейган- кумир миллионов кинозрителей, назвав СССР – империей зла. И нечего, рожу кривить и возмущаться. Натуральная империя зла, сработанная большевиками- бандитами, дабы превратить великий русский народ и, прочие народы, населявшие страну, в послушное орудие своей коммунистической паутины, с помощью которой, они хотели охватить весь мир. Совершенно не считаясь с тем, а надо ли это, великому русскому народу, везде подставлять свою задницу за великую ленинскую идею? И надо ли русскому народу эти огромные жертвы? Зачем, ему эти жертвы и страдания, когла у него есть все для полного счастья, кроме, конечно, умного и честного руководства страной. Ну, это, действительно, божье проклятие навсегда! Война на Ближнем Востоке забрала, прежде всего, деньги всего советского народа, лишило весь советский народ, всех тех радостей, что они несут людям из госбюджета. И народ за семьдесят три года советской власти ни разу не спросил со своих политических руководителей полного отчета по использованию народных средств. Эта война на Ближнем Востоке, в своем коварном и молниеносном начале, опоздала совсем на немного. Израильтяне, догадавшись, что затевается возле их границ, опередили арабов и их советских наставников, на несколько часов. И оперативно нанесли всей своей авиацией, упреждающие удары по всем важнейшим аэродромам противника. В результате чего, оставили бронетанковые силы трех арабских стран: Египта, Сирии и Иордании, где управлять верблюдами и ослами было легче, чем танками и мотопехотой, без мощной авиационной поддержки.

Под непрерывными бомбежками и штурмовками израильской авиации, в результате блестящего оперативного искусства израильских танковых гениев, сухопутные силы трех, несостоявшихся арабских агрессоров, охваченные страхом и паникой, стали расспадаться на куски. И все то, чему Петя Вахрушев и другие советские офицеры – наставники, терпеливо учили - все пошло прахом, в одно мгновение. Животный страх сковал не только солдат, но офицеров, и генералов. Пете Вахрушеву было поручено спасти родственника Президента Египта, крупного танкового генерала, кто чуток был контужен и полностью впал в прострацию, лишившись мужества и воинской чести. Петя еще с несколькими экипажами, сформированными из советских военнослужащих, пробились через израильские заслоны и плотное окружение, сковавшее клещами, демарализованную египетскую армию. И непрерывно матеря, в открытом эфире, арабов, израильтян и, поминая всех тех, кто стоял на его пути по матушке, на три буквы, да еще с такми замысловатыми вариациями,что израильские танкисты валились от хохота, мужественный Петя, обожженный и израненный, пробился сквозь плотное кольцо танкистов бригадного генерала Шарона. И все же, он доставил в глубокий тыл египетского генерала, который, буквально, накануне этого дня хвастливо заверял весь Египет и, лично Леонида Идьича Брежнева, который очень хотел насыпать евреям соли на одно место, что с Израилем будет покончено в этот раз навсегда и бесповоротно.

Вахрушева за этот выдающийся подвиг наградили орденом Ленина. Благодаря открытому эфиру, матюкам и переговорам со своими еше несколькими экипажами, половина которых сгорела при выходе из кольца, он стал известен танкистам армии обороны Израиля. Генрал Шарон после этой войны заявил. что если бы у Израиля была бы танковая бригада, сформированная из советских военнослужащих, то с такими парнями не страшно воевать со всем миром. А майора Вахрушева он назвал лучшим боевым танкистом второй половины ХХ века. Но тот факт, что именно СССР, прилагал все усилия, чтобы развязать эту войну и нарушить международную обстановку, не остался незамеченым в мире. Позже, после лечения в госпитале, Петя с семьей приехал в отпуск, в СССР. Награды ему, другим, отличившимся в боях советским офицерам и генералам из сухопутных сил и авиации, вручали в тот день сам Брежнев и целый ряд его помощников по Верховному совету СССР. И сфотографировались советские герои на память с Генеральным секретарем ЦК КПСС, который очень обожал общество военных, был немного сдвинут, на своем мизерном, совершенно незаметном, фронтовом опыте обычного политработника. Когда частый прием транквилизаторов, впоследствии оканчательно сделает Брежнева посмешищем в мире и в своей стране, он уже всерьез возомнит, что стоял рядом со Сталиным, со всеми командующими фронтами у штурвала руководства армией. И только его советы определили исход войны. Это была, конечно, старческая шизофрения, но народ смеялся, разводил руками, и терпел.Ну, подумаешь, еще один чокнутый Генсек. Так вроде и привыкли к этому. Других, нормальных, порядочных и лучших, то за всю за нашу, семидесятилетнюю историю советского режима, щедрую событиями, катастрофами, голодовками и чистками, водоворотами крови, и вовсе не было.

Потом Петя, по меткому выражению его друга, советского героя- летчика истребительной авиации кто, как и Вахрушев, участвовал в боях, в той войне на Ближнем Востоке, насрал всем в душу. В первую очередь, конечно, Брежневу. Миллиарды долларов, купленных у международных банков за советское золото, угробленные в вооружении арабов, в Асуанскую плотину в Египте, были выброшены на ветер. Вот, что значит, держать дурака на престоле, да еще вылизывать ему ежедневно задницу. И утомить весь мир этой непонятной трансформацией, в основе которой, вероятно, должно было состояться превращение недалекого дурачка, баловня слепого случая, в гениальную личность современности. Все- таки из дерьма, как ты не суетись и не старайся, полноценной пули не выльешь. Вторыми, кому Петя прилично подкакал, были министр обороны СССР и начальник Генерального штаба СССР, которого потом тихонько передвинули. А начальнику главного управления военной разведки ГРУ, которая неодоценила момент истины и прозевала вместе со своими арабскими коллегами начало массированного выступления израильтян, то для него жизнь, вообще, потеряла весь свой прежний смысл. Он на Высшем военном совете у Брежнева присутствовал с таким видом, как будто его уже показательно изнасиловали, но без применения смазывающих материалов. На его дальнейшей карьере можно было ставить крест. Брежнев на заседание Высшего военного совета пришел злой и раздраженный. Он никак не мог взять в толк, почему эти шустрые израильские евреи, которые были оснащены боевой техникой из Франции, вдруг за шесть дней войны расколошматили вдрызг несколько армий арабских государств. И теперь столько целеньких советских танков, брошенных арабами, израильтяне забрали себе, как законную военную добычу, чем немало удивили весь мир. Мало того, еще на весь мир обгадили СССР и его доблестные Вооруженные Силы, объявив в международном эфире и по телевидению, что советские танки и, особенно, самолеты Миги - очень хорошая, современная и надежная военная техника, но не в те руки досталась. И это был плевок в лицо Брежневу и старикам – разбойникам из Политбюро.Они так старстно готовили эту войну на Ближнем Востоке. Именно Брежнев, который сладко мечтал о полководческих лаврах Сталина, Жукова, прочих полководцев времен ВОВ, вдруг захотел слепить во всей красе- свой первый полководческий блин. Как Генсек и Верховный Главнокомандующий СССР, он, конечно же, слепил с помощью своих друзей-арабов, нечто по виду и по сути, напоминающее дерьмовый ком. А так, как ему, начиная с его первоого дня пребывания в должности Генсека, и до его последнего дня, когда он уже в собственной квартире не ориентиривался, упорно никогда не говорили правду, а анализировать самому извилин не хватало, то он ничего толком понять не мог. Запутывался в этих военных разборках, проведенных министром обороны и начальником Генерального штаба. Не мог толком допереть, так, где же соль всего это дело. И это очень раздражало Леонида Ильича, что вместо соли проблемы, вырисовывалось сплошное ослиное дерьмо и верблюжьи лепехы. Ещё его ужасно злило, что все ответственные лица Минобороны и генштаба СССР, почему-то, юлят, путаются в докозательствах и объяснениях. И все, без исключения, валят друг на друга.
Леон. Аналитический отдел
 
ЛеонардлДата: Вторник, 01.03.2011, 09:51 | Сообщение # 2
Первый после бога
Группа: Модераторы
Сообщений: 389
Статус: Offline
[size=12][size=11]Пётр Вахрушев-лучший танкист СССР
Часть вторая
Высшим военноы советом, СССР руководил лично Председатель Совета Труда и Обороны Верховный Главнокомандующий Брежнев. Присутствовало несколько членов Политбюро и главный вооруженец оборонки, секретарь ЦК КПСС, курировавший ВПК государства, любимый друг Брежнева - Дмитрий Фёдорович Устинов. Первым дали слово генерал – лейтенанту авиации, ответственному за учебу и подготовку объединенных военных арабских сил. Он бодренько рассказал о преимуществе советской военной техники перед американской и западноевропейской, которая имелась на вооружении армии обороны Израиля. Доложил он, что советские летчики, буквально рвались в бой, чтобы помочь своим арабским товарищам покончить с этим проклятым злом на Ближнем Востоке, то бишь с Израилем, этим бельмом на глазу всего арабского мира. Что, дескать, советские летчики продемонстрировали отличную выучку, высокий пилотаж и еще больше подняли славу советской боевой авиаци на новую планку. И что сегодня он будет рад предоставить членам Высшего военного совета, и лично, дорогому Леониду Ильичу Брежневу, чью отеческую заботу и горячую любовь чувствуют все советские летчики, полный отчет о проделанной колоссальной работе и также героев –летчиков. Члены Политбюро, каждый из которых уже давно понял, что вместо победоносной войны на Ближнем Востоке, получился полный пшик, заапладировали, приглашая всех собравшихся, выразить свои искренние сыновьи чувства, горячо любимому товарищу Брежневу. Леонид Ильич, очень довольный, тоже поапладировал, вроде, как в контексте с массами, которым он никак не может запретить любить его крепкой и верной коммунистической любовью. Главнокомандующий авиацией СССР даже вскочил с места , чтобы Генсек увидел, что это его человек выступал, и так приятно сделал генеральному , и все нужные акценты расставил по нужным полочкам .

Потом слово дали новоиспеченному Герою Советского Союза, подполковнику летчику –истребителю, который в эти несколько дней войны умудрился сбить несколько израильских самолетов. И он действительно был уникальный летчик. Но никто на этом совете не сказал Брежневу, что из всей союзной арабской авиации, большая часть которой сгорела на аэродромах, перед взлетом в небо, только несколько десятков самолетов, управляемые советскими летчиками, поднялись в воздух и приняли неравный бой. И большая часть советских летчиков погибла в воздухе. А вот герою, которому посчастливилось случайно уцелеть, выпал жребий выступить перед такой высокой аудиторией и лично перед Генсеком партии. Этот герой был друг Вахрушева. Они прослужили вместе в Сирии, в Египте, дружили семьями, проводили вместе время в выходные дни. Но помимо того, что он был классный истребитель, он еще был шустрый парень и, наверное, знал знаменитую песню незабвенного Галича: барда, поэта, философа, человека с красивой, но очень чувствительной душой. Песня эта называлась: «Старательский вальсок». Там есть такие обалденные и емкие слова, которые не только в то время, но и во все времена нашего греховного бытия, отражают психологию бесчестного человека: «Помолчи, помолчи вот и выбьешься ты в богачи». И этот герой - летчик был очень доволен собой. Во-первых, получил в мирные дни золотую звездочку. Сразу же по приезду в Москву, получил внеочередное звание подполковник, и предложено ему было поступить в Академию. И он знал, как надо выступать, чтобы не подвести ни своего прямого насчальника :главного советского инспектора по авиации, ни командующего родом войск, ни куратора Генерального штаба по авиации.
Он вышел перед самыми высокими людьми в партии и советской армии, в стране и звонко, словно читал хорошо отрепетированный стишок, произнес с чувством, толком, расстановкой:
«Дорогой, Леонид Ильич, спасибо вам за вашу неустанную заботу и отеческую любовь к родной советсткой авиации. Это только благодаря вам, я смог получить эту высокую боевую награду и, благодаря, нашему замечательному Мигу, который по своим техническим и боевым качествам значительно превосходит, все имеющиеся зарубежные образцы. С такой авиацией, СССР - непобедим!

Тут такое началось! Министр обороны, начальник Генерального штаба и командующий авиацией Советской Армии вскочили на ноги, и заапладировали стоя. А через некоторое время к ним присоединились все остальные присутствующие, из других родов войск и служб. Но все ровно приятно, когда Генсек радостно улыбается, краем ладони смахивает редкие, набегавшие слезы благодарности и умиления. Они так все классно засрали Брежневу мозги, что он даже не удосужился их спросить: Позвольте, мои герои, так почему же, наша доблестная авиационная техника в руках, обученных вами и подготовленных арабских летчиков, не стерла в порошок этот проклятый Израиль, о котором он говорил совсем недавно в своей доверительной беседе с главами государств Египта и Сирий. А говорил Брежнев следующее: Что это не пятьдесят шестой год, когда Хрущев оказался неспособен ни страной, ни партией руководить, но, как потом выяснилось, оказался, полным придурком в военных делах. А теперь мы такое понятие, как еврей, на вашем родном и любимом Ближнем Востоке, вырвем с корнем, как сорняк. Я сейчас ничем другим не занимаюсь, а только подготовкой нашей совместной будущей победы, вдохновенно заверял Брежнев, будучи в некотором подпитии, своих арабских союзников, которых тошнило при слове: коммунизм, еще даже больше, чем при слове: еврей. Но они понимали, что сами с Израилем не справятся, и нужна поддержка супердержавы. И этим горе - воителям, СССР дал все, чего только они не пожелали, снабдил, вооружил, обучил, ухлопал в эту авантюру прорву денег в такой дефецитной для СССР твердой валюте. Как не крути, а ослов вокальному искусству не учат. Пустые хлопоты.

Главный бронетанковый инспектор СССР, который отвечал за подготовку и обучение арабских бронетанковых, сил не присутствовал. Он попал в больницу с гнойным аппендицитом, и чуть было дуба не дал по приезду в родную столицу. Его заместитель, который большую часть жизни преподавал в бронетанковой академии имени Ворошилова, был кабинетный генерал, да еще и к тому же, доктор военных наук Он уже лет двадцать, как в танк не садился, и все учил офицеров – танкистов в классных кабинетах с указочкой в руках. И на шестидневной войне, когда началась жуткая паника в танковых колоннах арабских войск, этот теоретик, вместо того, чтобы одеть боевой шлем и комбинезон, сесть в командирский танк и, личным примером увлечь за собой потерявших волю и разум арабских танкистов, спокойно выждал на удобном НП. Вдали от боевых действий шлифовал задницу, но был награжден по спискам министерства обороны орденом Ленина за большой вклад в подготовку арабских танкистов. И получил профессорские премии, и еще несколько сирийских и египетских высших военных орденов.
-Почему, столько наших, несгоревших в бою танков, было брошено?- задал вполне конкректный вопрос Леонид Ильич, которого дотошные люди Андропова уже успели познакомить с материалами международной прессы, освещающей эти напряженные шесть дней войны. Молниеносной войны, которая высветила маленькое еврейское государство в ракурсе воинской славы и любви к своей родине, и потрясла тогда весь мир. И даже матерых антисемитов заставили изумиться до крайности.

Генерал, военный профессор, что-то мямлил невнятно, но не говорил правду своему Верховному Главнокомандуюшему и Генеральному секретарю партии. Раздраженный этими невнятными экивоками, Брежнев махнул рукой генерал - полковнику, начальнику Оперативного управления Генерального штаба, кто выполнял секретарские обязанности н Высшем военном совете в Министерстве обороны.
-Я так понял, что наш уважаемый профессор Академии, все эти дни провел в штабе, и ничем нас удивить не сможет, – довольно –таки резонно и, чуть насмешливо сказал Брежнев.- Где этот наш танкист –герой, который спас не то зятя, не то свата нашего большого друга, президента Египта, нашего дорогого товарища Гамаля Абделя. Произносить слово Насер, Брежнев побаивался употреблять. При неправильном ударении - получалось некрасивое слово. Генерал – полковник тут же представил слово майору Вахрушеву, награжденному из рук Брежнева. орденом Ленина. Бравый майор с чуть легкой проседью на висках еще вчера, во время награждения и праздничного обеда с героями, запомнился Брежневу.

Чтобы сделать Брежневу приятное, хоть как-то отвести его от расследования причин этой катастрофы, большая часть ответственности за которую, ложилась на плечи руководства Министерства обороны СССР и Генерального штаба, то генерал – полковник сказал, что майор Вахрушев, так же, как и наш дорогой Леонид Ильич, тоже родом из Курской области. И так же, как в свое время Леонид Ильич, при призыве в Красную Армию, попал в бронетанковые войска. История Советских Вооруженных сил сохранила в своей памяти, что Леонид Ильич был лучшим танкистом еще задолго до Великой Отечественной войны. Потому и майор Вахрушев, вдохновленный всей жизнью своего чудесного земляка, после средней школы решил выбрать только танковое училище, чтобы потом отдать все силы и знания любимой Родине. Это была вопиющая неправда, и Петя Вахрушев, который болезненно воспринимал своей чуткой душой ложь в любой упаковке, едва сдержался, чтобы не возразить. Потому, что, он имел Брежнева в одном заповедном месте, когда решил стать танкистом. Петя подражал своему родному, горячо любмомому отцу, лучшему механику в районе, который прослужил свой положенный срок, именно в танковых войсках. И был классным механиком- водителем. А о Брежневе, как о великом танкисте, разговор в семье Вахрушевых никогда не заводили. Но здесь, на этом Высшем военном совете, где собрались все те, от кого зависела обороноспособность СССР, все врали друг другу по очереди. И все вместе врали своему Генсеку и главному куратору Советской Армии. И у Пети тогда очень сильно подпортилось впечатление о верхушке и руководстве родной и любимой армии. Потом, став сугубо штатским человеком, Петя с горечью вспоминал, что такого количество лжецов в одно время, в одном месте, и по одному поводу - он видел в первый и последний раз. И не где- нибудь, а в Москве белокаменной, в окружении Генсека и его свиты.

Получив приглашение от секретаря и распорядителя этикета на военном совете выступить, Петя Вахрушев волновался в этой аудитории больше, чем в выженной от солнца пустыне, где израильские танковые бригады устроили охоту на арабские танковые колонны, которые сбились в кучу, как ошалевшие от страха бараны.
- Ну- ка, земляк, дай- ка на тебя посмотреть, - широко улыбнулся Брежнев, которому внешне этот уроженец Курской области показался весьма привлекательным. Да еще на своем танке вырвался из тройного кольца окружени, спас родственника Насера, который, как стало Брежневу известно после этой катастроф, тут же подал рапорт на увольнение из армии по болезни.
-Наши курские – все такие бедовые, - объяснил Леонид Ильчич, сопровождающим его членам Политбюро, а верхушка советской армии даже немного поапладировала и одарила Петю Вахрушева добрыми и счастливыми улыбками. Они еще не знали, какой динамит затащили на свой военный совет, который, как всегда, протекал спокойно, по- домашнему. Ильичу профессионально засирали мозги, обрушивали потоки лести, и не могли дождаться конца этой бодяги, чтобы потом расслабиься в закрытых маршальских покоях. Попариться в саунке с проверенными девками из министерства обороны, у которых между ног, чище и безопаснее, чем в главном золотом хранилище страны. И водочку попить особюу: « Ермак Тимофеевич» называется. Она все тонизирует, никакой похмельной головной боли. А это, сугубо мужское дело, усиливает без всяких импортных доппингов. Даже пожилым маршалам, не дает ни сбоев, ни разочарования.
-Дорогой, Леонид Ильич, дорогие товарищи, члены Политбюро, члены Высшего военнного совета,- начал свое выступление Петя Вахрушев.- Вот уже несколько лет, мы - инструкторы министерства обороны - обучаем кадры танкистов в Египте и Сирии. Прямо скажу, для обучения и воспитания кадров, с точки зрения современного танкового боя, взаимодействия с другими родами войск - все имелось, и все было. И прекрасные советские танки, которые, правда, нуждаюся в том, чтобы были внесены в конструкцию и разработку последних моделей средних и тяжелых танков, некоторые конструктивные изменения с учетом боевых действий, именно в районе театра военных действий на Ближнем Востоке. Советские советники и инструкторы научили наших арабских товарищей устройству матчасти, научили двигаться в боевом и парадном строю, научили всем оперативным и тактическим предмудростям, которых вполне хватает на курс среднего советского бронетанкового училища, где сосредоточен самый богатый опыт танковых боев и сражений, и имеются самые лучшие методики обучения танковому искусству. Но, как выяснилось, этого мало. Мы не научили их служить своей Родине, так, как это принято у нас. И, наверное, в том же крохотном Израиле, где свои танки в бою не бросают. Не могу судить об авиации, но что касается, танковых войск арбских государств, то я лично убедился, что командиры полков, бригад и дивизий, вообще, себя не утруждали службой и все свои служебные и командирские обязанности переложили на плечи младших офицеров и сержантского состава. В сухопутных войсках этих арабских стран я не встретил боевых коллективов, спаянных высокой дисциплиной, воинскими уставами, личной ответственностью командиров всех степеней. Такого служебного бардака, такого выслуживания слабых и бедных перед знатными и богатыми, я никогда не встречал за свою короткую жизнь офицера – наставника. Я доложил о своих наблюдениях своему начальству и мне ответили, что это, не мое собачтье дело. И что наша задача: сделать в кратчайшие сроки из медведей, ослов и баранов современных танкистов. Но после этого колоссального побоища и массовой сдачи в плен, я могу ответственно вам сказать, товарищи, что из баранов, у которых нет, ни капли мужества, ни любви к своей родине, ни гордости за свои Вооруженые силы, ничего путного воспитать и подготовить нельзя.

- Что этот, мудак, несет, что он себе позволяет?- прошипел своему первому помощнику начальник Генерального штаба СССР, кто побагровел от возмущения. А министр обороны СССР, излучая золото мундира и погон, напоминая старинное божество, которому приносили жертвы древние инки, даже позеленел от злобы.
И министр обороны, и начальник Генерального штаба СССР были профессионалы армейского искусства, имеющие за спиной опыт Великой Отечественной войны. Они прекрасно знали, какая атмосфера царит в армиях арабских стра, с каким контингентом приходится иметь дело. Но Брежневу, вожжа попала в промежность: доказать всему миру, что он гениальный военный стратег, похлеще Сталина, чьи военные лавры и звания не давали, этому полудурку от КПСС, спокойно жить. И сказать ему со всей партийной, а лучше, со всей военной прямотой, что нельзя из этого, очень сырого материала, сделать в кратчайшие сроки полноценую армию, они боялись, потому, как Генеральный и Верховный, попер бы их за недабностью. И тут же нашел бы двух новых маршалов, которые за эти посты и за все, то, что за этим вкусного и сладкого следовало бы, пошли бы на любую авантюру. Им было стыдно признаться,что руководство советской армии, а в первую очередь: главное разведуправление Генштаба СССР, спустя рукава, отнеслись к подготовке израильской армиии и всего народа Израиля, к защите Родине, и отражению агрессии. В голове у руководства советской военной разведки не укладывалось, что сами израильтяне, без всяких дополнительных контингентов войск США, смогут противостоять противнику, у которого сил и войск было в несколько раз больше. Да еще и момент внезапности был взят в расчет. Поэтому, говорить правду, дабы предоотвратить грозящую катастрофу, сберечь народу СССР, который жил во много раз хуже, чем народы Западной Европы и США и, того же Израиля, миллиарды долларов, выброшенных на ветер пустыни, они не хотели. А, вернее, просто не могли себе этого позволить. Им давно уже было насрать на народ СССР.
.- Продолжай, говори только правду, и ничего не бойся, - строго сказал Брежнев Пете Вахрушеву, заметив, что тому делают знаки и пытаются как-то задвинуть в сторонку.

- Я считаю, что мы имеем дело с массовым шпионажем и предательством в среде высшего араабского комсостава,- продролжал четко докладывать Петя.- Я уже давно заметил, что это очень продажная публика и за деньги способна на все. Нас, танкистов, уверили, что арабская авиация нанесет упреждающий удар, и поддержит танковые колонны. А получилось все наоборот. Израильтяне нанесли массированный удар по аэродромам, спалили практически всю нашу авиацию. В наступление арабские танковые колонны пошли без воздушного прикрытия, став жертвой израильской штурмовой и бамбардировочной авиации. Израильтяне очень технично и грамотно отсекли и расчленили танковые колонны, возник хаос, арабские экипажи сотнями бросали боеспособные танки, валились наземь, закрывая голову руками, орали, как резанные от страха. Если наше военное руководство планировало эту военную операцию, то, как можно было в таком серьезном деле довериться этим погонщикам ослов и верблюдов? Ну, не зря же русская народная пословица гласит: « Лучше с умным потерять, чем с дураком найти».

Брежнев с ненавистью помахал кулаком, окаменевшим от ужаса министру обороны СССР и начальнику Генерального штаба, закричал:
- Вот только сейчас я услышал суровую правду от своего земляка. А вы мою идею испохабили, зажирели вы. Купаетесь в наградах, дачи понастроили, как дворцы белокаменные. Не здесь надо было жопы свои начальственные греть, а выехать на место и лично руководить операцией. Эх вы, свиньи в мундирах, такое грандиозное политическое дело просрали из – за своей лени и халатности. Вы не только меня, как первого руководителя всего социалистического лагеря, выставили на посмешище. Вы всё международное рабочее движение, всех наших друзей и союзников в непотребном виде выставили. Это же, уму непостижимо, что какие-то евреи из крошечного государства, которое меньше, чем собачья будка у меня на даче в Завидово, сожгли, как солому всю нашу авиацию и тысячи целых, советских танков притащили в этот проклятый Израиль. И еще подлецы выставки оружия делают. Правильно я информирую народ, товарищ Цвигун? - обратился Генсек к первому заместителю Председателя КГБ, который в качестве консультанта Генсека, а по совместительству, самого доверенного человека в КГБ, присутствовал на этом Высшем военном совете
- Так точно. Информация поступила во все крупгнйшие агентства и ряд зарубежных телевизионных агентств. Изощряются, сволочи на все лады, - вздохнул Цвигун, с грустью посмотрев на своего постоянного конкурента в соперничестве между силовыми структурами и их влиянии на партийные органы, начальника главного управления военной разведки, которого уже спокойно можно было помещать в кардиологию, для скорейшего предотвращения инфаркта миокарда.
- Идемте, товарищи, нам здесь брольше делать нечего,- буркнул Брежнев, направляясь к выходу. И свита с о скорбными физиономиями последовала следом.

Понятно, что случись эта поучительная история во времена незабвенного Сталина, то от этого военного совета,- мало, кто остался бы в живых и при должности. В лучшем случае, случайно уцелевшие от пули, проходили бы трудовую терапию на Колыме. Но время уже было другое, и Брежнев был очень отходчив. Конечно, кое-какие кадровые перемещения грянули, но в целом, процесс ожирения и гниения верхушки армии, пошел с неослабевающей силой, и привел и этот смешной и одновременно страшный режим, и партию, полностью разложившуюся. и государство, деградирующее с каждым годом, к одному результату, к одному историческому знаменателю.

Брежнев очень скоро успокоился, не стал травить себе душу, отправился в компании со своими любимцами на два месяца в Крым - отдохнуть после тяжкой военной страды. И он даже самостоятельно, что редко с ним случалось, выдвинул вдруг такую версию, что это не израильтяне так лихо разгромили арабские армии, а хитромудрые евреи наняли, естественно, за очень большие деньги, американских и, прочих наемников, переодели их в израильскую военную форму. И добились заслуженной победы, в лучах которой так хотел погреться товарищ Брежнев. Да пусть, кто угодно был бы в этой форме, но только не евреи и это, конечно же, было бы тогда для Брежнева и его камарильи, совсем не так обидно и позорно. И он до самой своей смерти просто представить себе мог, что евреи, оказывается, могут быть, неплохими воителями. Что любовь к своей Родине и страстное желание чувствовать себя свободным человеком, который взял в руки оружие и научился им профессионально пользоваться, делают из обычных людей – воителей.

Петя Вахрушев этим своим правдивым и откровенным выступлением подвел черту под своей карьерой. А ведь мог стать генералом и еще столько лет купаться в неге и богатстве, вплоть до самого развала Союза. Но из армии он ушел подполковником – Академия ему не светила. И даже получить должность командира полка ему просто не дали. Заканчивал службу заместителем командира заштатного танкового полка. Но, кто его знает, не прозвучало бы вдруг на этом чертовом военном совете, что этот, явно ненормальный майор-правдолюбец, земляк Брежнева, то могли бы ему большие военные чины устроить смертельную бяку с привлечением лучших техников-киллеров ГРУ СССР. И неизвестно в тюрьму бы он угодил за подставное убийство, или автомобильную аварию ему бы устроили. А потом бы экспертиза нашла бы в трупе погибшего офицера два литра водки. Вообщем, захотели и решились бы на это, но наказали бы Петю на всю катушку. А так судьба миловала. Прослужил остаток лет относительно спокойно, не овдовил жену, не осиротил дочек. Дабы выгнать его быстрей из рядов Вооруженных сил, ему засчитали как пребывание на войне, его службу офицером – наставником в арабских государствах. И полученные на той же службе ранения и контузии, тоже засчитали в срок погашения календарного времени выслуги лет.
Леонид Строев
[/size][/size]
 
Форум » Мир Истории » Тайны истории » Советские офицеры - участники Шестидневной войны
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: