Четверг, 21.09.2017, 13:57
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Леонардл, Ваагн 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Гостиная Ваагна Карапетяна » БАКУ - 2025 (Часть третья) (продолжение)
БАКУ - 2025 (Часть третья)
ВаагнДата: Пятница, 29.03.2013, 03:31 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 53
Статус: Offline
Слушайте дальше.                                                                                                                                                                            «В ноябре 1990 года, Геворк(один из арменаковцев), украл молодого активиста  Азербайджанского Народного Фронта, из деревнипереправил через границу. Молодой азербайджанец, Саид провел месяц, прикованный
к стене на даче вблизи Еревана. В Канун Нового 1991-года, Геворк с парой
товарищей, включая местного полицейского офицера и их друга Аршака, повел
пленного на вершину холма Ераблюр,(26)  это вблизи Еревана. Там они поставилиСаида на колени под деревом вблизи могилы их друга, боевика по имени Харут.
Затем Корюн, отец троих детей, начал резать горло Саида тупым ножом. Вначале,
Саид кричал, но через какое, то время крик сменился стоном и бульканьем. В
конце Аршакг уже не мог дальше слушать, он вонзил нож в грудь Саида, положив
этому конец. Они дали крови Саида вытечь на могилу Харута и затем ушли».                                                                                                       

Вот оно письменное доказательство их зверств. Чего ещенадо?  Кто еще сомневается в том, что мыправильно поступали, оказывая жесткое сопротивление и уничтожая этих
варваров?..

 

Армения, митинг вАбаране

... И еще я вам радостную весть сказать хочу. В рукинаших спецслужб попали документы, свидетельствующие о том, что Акопяну турки
заплатили несколько миллиардов долларов. Его поймали с поличным, когда он
пытался переправить деньги за границу. Теперь его будут судить. Он уже арестован,
а его Лаборатория находится в руках настоящих патриотов. Я думаю через день-два
Азербайджан снова займет свое достойное место на дне Каспийского моря, этакая
Атлантида  двадцать первого века. Недолго осталось потерпите. Вероотступник Акопян не хочет назвать пароль по которому можно произвести подземныевзрывы и направить мировой океан на азербайджанскую землю, тем самым
восстановить справедливость. Но  наширебята развяжут ему язык. Что касается его дальнейшей судьбы, то я считаю, что
для него надо  сделать исключение. Его ненужно сажать, причем , пожизненно, нет. Это слишком жестоко для него. С ним
нужно поступить мягче, гораздо мягче, его повесить, вы слышите, повесить вниз
головой,  на площади Республики, причемприлюдно, так как в Китае до сих пор поступают. А я с удовольствием пойду смотреть, как будет трепыхаться и болтаться наверевке этот Иуда. Смерть предателю !..

 

Азербайджан,митинг в Ширване                                                                                                                    

Кто сейчас помнит, что в этом году исполняется 75 лет с момента начала массовой депортацииазербайджанского населения из Армянской ССР, «вслед за которой в конце прошлого
века последовало полное изгнание азербайджанцев из Армении». И они еще хотят,
чтобы мы к ним хорошо относились.  «ВСоветском Союзе депортации подвергались несколько народов, однако спустя время
все они были реабилитированы, восстановлены в правах и вернулись в свои дома. И
только азербайджанцы из всех жертв сталинского режима не были восстановлены в
своих правах, не вернулись в свои дома и не получили положенной им
компенсации».

Это не армянская, это наша земля, наши горы, наши поля. Ясчитаю, что   Милли Меджлис(27)  Азербайджана должен рассмотреть ипринять соответствующее решение по депортированным из Армении азербайджанцам и
направить его на рассмотрение международных организаций.

Пора положить этому конец и вернуть права депортированнымазербайджанцам, как были восстановлены в своих правах другие депортированные
народы...           

16
 
 
Аркадий Чатоян подъехал к высоким воротам с незапамятных времен окрашенным в салатовый цвет. Остановился напротив одетого в чугунную серую «рубашку» пульта, не выходя из машины дотянулся до кнопок и набрал некую конфигурацию цифр. Ворота с небольшой задержкой стали медленно открываться, издавая при этом естественный для пересохших петель скрип. Он припарковал свой Кадиллак Эскалейд 2024 года выпуска, которым очень гордился, за возможность в считанные секунды развивать скорость до двухсот пятидесяти километров в час, позади последнего корпуса.
Подошел к железной двери, больше напоминающей дверь банковского сейфа и , на этот раз просто приложил правую ладонь к специальному пазу. Послышался щелчок, и дверь медленно открылась. Чатоян переступил порог, прикрыл за собою дверь и двинулся по знакомому длинному коридору. Минуя лифт, стал по лестнице спускаться вниз. Пройдя три этажа остановился у обитой коричневым дерматином двустворчатой двери. Не стал нажимать на звонок, просто легонько толкнул дверь. Та открылась.
- Вазген Николаевич ,- с порога заворчал Чатоян, - ведь договорились же. Дверь должна быть запертой. Не сложно ведь. Нельзя, понимаете, нельзя.
- Да ладно, Аркадь, брось. Кому я здесь нужен? Да и кто сюда доберётся? –Акопян явно обрадовался приходу Чатояна .
Он по стариковски кряхтя подошел к Аркадию и приобнял его.
- Чай будешь, я только что заварил ?
- Да, буду, только вы садитесь я сам подам.
Чатоян сбросил с себя куртку, помыл руки и осторожно отстранил Вазгена Николаевича от заваленного продуктами рабочего стола. Стал наводить порядок. Отложил в сторону то, что нужно хранить в холодильнике. Галеты, печенье и сахар поместил в коробку из под принтера. Собрал со стола инструменты, разводной ключ, отвертки, пару молотков разной величины.
- А это зачем вам понадобилось ? – Удивился он.
– Степаныч приходил, что-то искал... так и оставил.
Чатоян укоризненно покачал головой и промасленной тряпкой собрал со стола крошки хлеба. Отошел на полшага, полюбовался своей работой, затем сгреб мясные изделия и прошел в соседнюю комнату к холодильнику.
- Холодильник-то пустой, что-то не доглядел я, - раздался раздосадованный голос Аркадия.
- Кстати, передай твоей Раисе, что толму я съел с большим удовольствием.
- Степаныч конечно помог ? – вернулся Аркадий с закипевшим электрочайником.
- Ну не сяду же я один! А впрочем, он меня и не спрашивал.
- Гоните его в шею, что это он здесь захозяйничался?!
Акопян улыбнулся.
- Как ты думаешь, кто здесь хозяин, я или Степаныч ?
- Ну раз вы так ставите вопрос, то Степаныч, наверное.
- Я тебе один случай, не в обиду Степанычу, расскажу. Ты знаешь, что на своей даче я редко бываю. В лучшем случае раза два в году. Так вот, приехал я как-то весной, прошел в сад, ну и между деревьями прогуливаюсь. Смотрю на тропинке у колодца вырос огромный лопух. Решил его сорвать. Приподнял листки, а под ними два мышонка сидят и так удивленно смотрят на меня.Жалко их стало. Пусть, думаю убегут, не стал срывать сорняк. Думаю, на обратном пути это сделаю. Ну и что ты на это скажешь, возвращаюсь, приподнимаю листки, а они все так же сидят, воркуют, вроде как, и уже сердито на меня смотрят. Я им: «Вы что, совсем не боитесь? Ну никакой реакции. Так и оставил я этот лопух на месте. Не поднялась рука, их уют нарушить. А уезжая, сторожу Акопу говорю, мол, никакого порядка нет на даче, мыши вконец распоясались. Рассказываю ему. А он смеется. Николаевич,говорит, с чего это вы взяли, что вы на этой даче хозяин? Хозяева они, а вы так, гость случайный и только. К чему я это. Так вот Степаныч, ты только подумай, лет шестьдесят здесь слесарничает. Он на год или два старше меня.
- И все таки Степаныч должен понимать с кем дело имеет.
- Ладно, Бог с ним. Ты лучше расскажи, что там наверху делается, почему-то нет связи , вот уже второй день телефон не работает.
- Да все спокойно. От соседей пока ничего не слышно. В себя приходят, очевидно. Может сообразят как-то свою благодарность выразить.
- Это меня меньше всего волнует. Вот Гамза Маджитович не звонит, это мне не понятно. А теперь и телефон не працюет, как сказал бы мой украинский коллега Микола Котузо, - вздохнул Акопян.
- Я выясню в чем дело, завтра же с утра... Я все спросить вас хотел Вазген Николаевич,- обратился Чатоян, разливая чай по стаканам в серебряных подстаканниках, этакий раритет пятидесятых годов прошлого века: - вот о чем ... Вы в Бога верите ?
- Аркадий, это единственный вопрос, на который я никогда не отвечаю.
- И для меня не сделаете исключение ?
- Нет, Аркадий, нет.
- Ладно, у меня куча вопросов к вам накопилась, все недосуг было, а теперь пока чай пьем, попытаю вас, хорошо ?
- Слушаю, - улыбнулся Акопян.
- Почему мы так плохо живем? Народ нищенствует. Удивительное дело - в экономике многих стран армяне занимают не последнее место, а у себя на родине - бездеятельны, пассивны. Толпятся днем на площади, слоняются по паркам, не понятно о чем судачат. Лица злобные и грустные.
- Аркадий, это самый больной вопрос и, как ни странно, есть решение, и оно очень простое. Во первых, правители должны любить свой народ, свою страну. Это значит, что они должны стремится увеличивать благосостояние каждого жителя и, соответственно, страны в целом. Чтобы достичь этого, понятно, нужно продавать больше и покупать меньше, вывозить больше чем ввозить. Если есть собственные энергоресурсы, я имею ввиду депонированные − газ, нефть, торф, сланцы, уголь, дрова, и другие полезные ископаемые, ну и производные, мазут, бензин, дизельное топливо, то не сложно пополнять бюджет, как это делают десятки государств, за счет продажи этого товара. Ну а если всего вышеперечисленного нет - наладить производство нужной жителям соседних стран конкурентоспособной продукции. И только. У нас же нет ни первого, ни второго. Можно ли наладить производство? Казалось бы чего проще, перенять опыт азиатских стран, не буду сейчас вдаваться в подробности, но на это нужна добрая воля властей. У Ленина есть фраза «Необходимо отделить церковь от государства», вот я ее перефразирую, «Нужно отделить частный бизнес от государства». Чтобы у государства, кроме как контроля за поступлением налогов никаких функций более касательно частного бизнеса не оставалось. И налоги должны быть фиксированными, независящими от благорасположения чиновника. Без дельты. И вообще чем меньше используется дельта в «кодексах», «законах», тем меньше коррупции. Не к чему бороться с коррупцией, эта «борьба» еще с советских времен доконала. Был такой анекдот. Борьба за мир будет настолько жестокой, что на земле не останется ни одного человека. Уберите у чиновника право рыться в бумагах предпринимателя и не будет коррупции, во всяком случае в этой области. К чему плодить гаишников, на содержание которых уходит не мало денег, разумнее закупить и разместить на трассах дешевую видеотехнику контролирующую нарушения водителей, и вырученные деньги напрямую осядут в бюджете страны. Не надо «бороться за чистоту», надо «убирать». Остальное сами люди между собою определятся. Все просто.Нет качества, значит нет продажи. Нет сервиса, значит нет клиентов, соответственно и доходов.
- А как же это сделать? - растерялся Аркадий.
- Ну этот вопрос уже не ко мне. Давай-ка чай пить, а то остынет.
Акопян разломал галетное печенье. На одну половинку намазал бутербродное масло, накрыл второй частью и, осторожно откусив, тщательно пережевал и запил чаем. Аркадий тоже пододвинул чашку к себе, насыпал сахар и, долго размешивая, о чем-то думал.
- Вазген Николаевич, вы умный человек. То, что вы совершили, потрясает, не укладывается в голове. Вы наверняка станете лауреатом Нобелевской премии, потому, что это не предлагают, не просят, а требуют сотни международных организаций, да и сам Нобелевский комитет похоже не против. А вы как армянин не сожалеете о том что сделали ? Ведь можно было отстранится и, качая головой вздыхать, да соболезнование.выражать.
- Сожалею? Нет, конечно, - отрезал Акопян. - Пройдут годы, десятилетия утихнет боль. Наступит прозрение и наши потомки ужаснутся содеянному их праотцами. Наступит покаяние, всеобщее покаяние. А сегодня мне просто больно за все что вокруг происходит.
- Вазген Николаевич ... нет, поймите меня правильно... я просто любопытствую... без задней мысли. Я наблюдательный человек... я внимательно следил за вашими действиями и примерно понял как вы запустили эту серию взрывов. Со стороны кажется это так просто сделать. Это так, или я ошибаюсь ?
- Да, это не сложно, ты прав. Тебе ведь легко стрелять из пистолета.
- Стрелять легко, тяжело его направлять на человека.
- А здесь и человека не видишь, одни цифры.
- При необходимости, это я так гипотетически, возможно ли эти серии повторить, пороху хватит?.
- Хватит, Аркадий хватит, еще и останется, а если утроить частоту взрывов, то воды мирового океана разорвут на части Каспийское море. Русло Волги увеличится в десятки раз потопив все прибрежное население, я уж не говорю об Апшеронском полуострове, Он будет просто смыт.
- Кстати, Вазген Николаевич, вы были членом партии? - Перевел разговор на другую тему Чатоян
- Нет, мне это не нужно было. Ни оба Алексаняна, ни академик Степан Немилов тоже не были коммунистами. Он некоторое время работал здесь, в Армении. Его Алексанян - младший заманил. Как-то Степа рассказал, как его пытались в коммунисты «обрядить». Связался с ним секретарь ЦК КП Армении по идеологии: "Если вы подадите, прямо сейчас, заявление в партию", - сообщил тот, - мы договоримся с Москвой, чтобы вас приняли, не теряйте момента. И тогда из любопытства, что думают разные люди о такой смехотворной чести, он провел опрос общественного мнения: "Нужно ли ему соглашаться на предложение вступить в партию?" Все ответили "Да".,
В Москве он спросил о том же Алексаняна, который к тому времени уже не был директором Института теоретической и экспериментальной физики
- А зачем вам это надо? -спросил он.
- Да решительно не за чем. Но люди говорят, что мне после этого разрешили бы ездить в научные командировки за границу.
- Я бы не полез в это говно даже ради заграничных командировок", - отрезал Алексанян.
Это было именно то, что он хотел услышать от Исаака Абрамовича и не полез...
- Вы удивительный человек, Вазген Николаевич. Я горжусь тем, что имею возможность общаться с вами.
Аркадий немного помолчал и продолжил:
- Скажите, а почему распался Советский Союз, что вы думаете ? Вон коммунистический Китай - процветает, да и народ, как я понимаю, там не бедствует.
- Почему Союз распался, говоришь ? Вазген Николаевич не спеша отхлебнул чай и потянулся за следующим печеньем:
- По моему глубокому убеждению причина развала Страны советов, заключается в самодурстве властей. А самодурство начинается там, где появляется вседозволенность и безнаказанность. Это вкратце. Потому что если углубляться, то можно и голову сломать. Вот один пример. Смешной донельзя. В Советским Союзе за всю историю существования, так и не смогли определиться, как правильно оформлять присуждение звания Героя Советского Союза во второй, в третий и последующий разы. Исходя из той редакции, которую они использовали, получается, что у нас не было ни одного Героя, получившего это звание во второй, третий и т. д. раз. Звездочки носили, а звания не было.
И вообще наша беда в том, что очень много штампов, мы принимаем не пытаясь понять, проанализировать, что за этим кроется. Обрати внимание, в последние годы все с большей помпой в Москве празднуется День Победы. Вообще насколько уместно это делать, если Германия из года в год приносит свои извинения... Во-вторых, что мы называем победой? Смысл победы, в чем заключался? Если уже спустя пять лет уровень жизни в Западной Германии был на несколько порядков выше уровня жизни в Советском союзе. Я думаю, этот день нужно считать «Днем скорби и поминовения», безвинно убиенных, и не маршировать оголтело по площадям, приняв сто грамм «для храбрости», а разойтись по кладбищам и немножко помолчать.
Акопян допил остатки чая и пододвинул стакан к Чатояну,
- Наливай по второй, что-то разговорился я сегодня. А потом глянул прямо в глаза Чатояну: - Сорока на хвосте принесла, что ты стихи пишешь? -
- С чего это вы взяли? - улыбнувшись пожал плечами Аркадий
- Не надо. Я сам в Литературной Армении читал. С твоим портретом, между прочим. Хорошие стихи. Мне понравились. А прозу писать не пробовал ?
Да нет. Я свои способности реально оцениваю. Так графоманю потихоньку. Если писать прозу, то как Анри Труайя(28), Серго Ханзадян(29) или там Гарсия Маркес с Хемингуэем.
- Кстати о всеми вами обласканном Хемингуэе и его, как вы считаете, гениальном произведении «Старик и море». Канву ты помнишь. Что, я тебя спрашиваю, мешало старику, вместо того, чтобы сидеть и ждать, когда нагрянут акулы, вырезать лучшие куски рыбы, переложить их в лодку, а там спокойно доплыть до берега. Если бы так опрометчиво поступил тот мальчишка, я бы еще понял. А поведение умудренного опытом старика, мне не понятно.
– Тогда бы и рассказа не было, - рассмеялся Аркадий.
– Вот тот-то и оно. Вот тебе и очередной штамп.

17

Гамза Маджитович с негодованием выключил телевизор и схватился за телефон.
- Икрам Аскярович, добрый вечер, Мирзаев беспокоит.
- Ва-алейкум ас-саля́м, уважаемый. Долгих лет вам и здоровья.
- Икрам Аскярович, умоляю вас, объясните, что же это такое происходит? Какая-то провокация, что вы делаете?
- Что вас так взволновало, Гамза Маджитович?
- Откуда вы взяли всю эту чушь. Акопян же чудо совершил, столько жизней спас, страну нам сохранил. А вы из него преступника лепите.
- Вы об этом... Я тоже сначала засомневался. Но Джамаль серьезный журналист и его информации я не вправе не доверять.
- Какая информация. Я с ума сойду! Как вы могли только предположить, что Акопян умышленно разрушил Девичью башню! С самого начала, вы ведь в курсе, - продолжал возмущаться Мирзаев, - были такие опасения. Он сразу предупреждал о такой опасности. Нужно было нам определяться народ или башня. И сейчас вместо того, чтобы выразить элементарную благодарность...Как так можно!
- Э, господин Мирзаев, не горячитесь, тут еще разобраться надо, как все это произошло. Землетрясение было искусственным, многие факты это подтверждают, не зря же в народе говорят, «правду как ни утаивай, всегда наружу выйдет». Акопян вас как ребенка вокруг пальца обвел. Вы, конечно человек, порядочный и наивный, вот он этим и воспользовался.
- Нет, тысячу раз нет. Вы не правы Икрам Аскярович, я хочу опровергнуть эту гнусную клевету. Я же все таки ученый и могу отличить факты от домыслов.
- Пожалуйста, подготовьте. Передадим, - посерьезнел Гусейнов
- Да мне особо и готовиться не надо, десять - пятнадцать минут...
- Нет, нет, давайте отложим на завтра. Подготовьте серьезный материал, чтобы все вопросы снять.- Запротестовал Икрам Гусейнов, - прямо с утра и созвонимся. Сегодня, вот сейчас, я уезжаю на встречу с серьезными людьми и не могу сказать когда освобожусь.
- Хорошо, с утра так с утра, - вынужден был согласиться Мирзаев.
В девять утра Мирзаев передал свое заявление, в котором, как можно доходчивее изложил все обстоятельства дела, всю предысторию. Возможные последствия, если бы Акопян не протянул руку помощи. Предупредил провокаторов, об уголовной ответственности за дальнейшее распространение лживой информации и нагнетании напряжения. Призвал журналистов опираться только на проверенные факты и не поддаваться эмоциям.
Удовлетворенный своим поступком, предался размышлениям о превратностях человеческой жизни и, возвращаясь к своему заявлению, надеялся, что оно успокоит народ и отрезвит журналистов, падких на всяческого рода измышления. Но незаметно подкрался вечер - ни пресса , ни радио и телеканалы не поддержали благое намерение Мирзаева. Хватился звонить Икраму Гусейнову, на первые звонки тот не отвечал, а потом и вовсе отключил телефон. А когда Мирзаев услышал по очередным новостям, как на площади имени Вахида митингующие принялись по новой клеймить вероломных армян и призывать к джихаду он все понял. Стал собираться. Оделся, вызвал такси и поспешил на улицу.
- На площадь Вахида - коротко попросил он таксиста. Уже подъезжая к центральному входу увидел огромное скопление людей, вошел в толпу и начал пробираться к трибуне. Сделать это было нелегко, так как люди стояли, плотно прижавшись к друг другу, и, вытянувшись на носках, пытались не пропустить ни одно слово оратора. Попытки Мирзаева протиснуться между ними вызывало лишь раздражение. Приходилось на несколько минут замирать, делать передышку, а затем вновь извиняясь, просить дать дорогу, меняться местами. Иногда он натыкался на крепкие, здоровые спины, ни как не реагирующие на возню непоседливого старика. Приходилось менять направление, а иногда и возвращаться назад. И все же упорства Мирзаеву было не занимать, и постепенно он приближался к трибуне. Там заметили старика и обратились к людями с просьбой дать ему дорогу, подав руку помогли подняться на трибуну.
- Вы хотите выступить? - радостно загорелись глаза у молодой девушки, очевидно координатора митинга.
- Да внученька, только дай отдышаться
- Я - Зульфия Хисметова. Сейчас после Анвара выступит Вургун и вам дадим слово. Представьтесь, кто вы, я сейчас запишу, - и Зульфия выудила из сумочки карандаш с блокнотом.
- Гамза Маджитович Мирзаев,в прошлом ученый. – вздохнул Мирзаев.
Зульфия насторожилась, - знакомое имя, я совсем недавно что-то о вас слышала.
- Да мало ли, - махнул рукой Мирзаев
На его имя обернулись несколько стоящих поодаль парней. Они перестали шушукаться, с интересом рассматривая старика.
- Посидите пока, вот здесь, - Зульфия освободила стул от лежащих на нем вещей и пригласила сесть.
Митинг продолжался. Мощные динамики разносили разглагольствования молодого оратора о неизбежности военных действий с соседней страной, о всему миру известном коварстве и вероломстве армян, о намерении армян полностью вытеснить азербайджанцев из Южного Кавказа. И конечно его предложение - начать записываться добровольцами, вызвало волну всеобщего одобрения.
В еще более жесткой форме ставил вопросы второй оратор, Вургун: - Или они нас или мы их - третьего не дано, надрывался он у микрофона, - Амореи жители Вавилонии, - потрясал своей эрудицией Вургун, - еще в 612 году до новой эры не выдержав бесконечных нападок со стороны соседей ассирийцев, пошли войной, взяли приступом, превратили побежденную ими твердыню в груду развалин, подвергли всю страну полному разорению и навсегда положили конец существованию Ассирийского государства...
Но он почему-то не продолжил рассказ и не сообщил о том, что и сами вавилонцы через непродолжительное время были растоптаны копытами боевых коней многочисленного войска персидского царя Кира и Вавилония вслед за Ассирией также прекратила свое существование.
Выступление молодых, дышащих гневом, заведенных парней вызвало смятение в душе у Мирзаева. Он сник, не представляя как начать свою речь, о чем же говорить с этой разъяренной толпой. Гамза Маджитович попытался собраться, сосредоточиться и мысленно выстроить канву предстоящего выступления. Главное определится как начать, чтобы сначала успокоить, утихомирить перевозбужденных участников митинга,- думал он, - и хотя бы на несколько градусов снизить температуру кипения, а затем уже перейти к сути. В эту минуту Зульфия подошла к нему и бережно взяв за локоть помогла встать и пройти к микрофону.
- Дорогие мои земляки... – откашлявшись, начал Мирзаев, - вот здесь собрались мои дети, мои внуки. У вас впереди прекрасное будущее. Мы, когда были молодыми, тоже горячими были и вот теперь, когда мне уже за восемьдесят... я на многое смотрю иначе, вижу свои, совершенные с горяча в молодости, когда был таким же молодым, как вы сейчас, ошибки. Все ошибаются – это не беда. Беда состоит как раз в том... можем ли мы свои ошибки принять, проанализировать, посоветоваться, исправить...
Организаторы митинга скопившиеся на трибуне притихли пытаясь понять, что хочет старик сказать, куда он клонит, наконец.
- Я вот думаю, - не мог собраться с мыслями Мирзаев, - я понимаю, что кому то покажется странным, то что я сейчас говорю, но поверьте что это очень важно, так как на кон поставлена судьба нашей страны, милого нашему сердцу Азербайджана, судьба каждого из вас... Я увидел этот митинг по телевизору и не выдержал, оделся, взял такси и приехал сюда, чтобы поговорить с вами. Может быть это мое последнее выступление... Скорее всего последнее... Вы даже не можете представить как болит моя душа по каждому из вас. Я готов даже встать перед вами на колени, в надежде, что вы поймете меня.
В толпе послышались реплики.
- Не тяни.
- О чем он говорит?
- Чего он на трибуну поднялся ?
- Гоните в шею !
- Да помолчите вы, дайте понять, чего он хочет.
- Несет какую-то чепуху.
Мирзаев на минуту задумался.
- У вас все ? – услышал он голос Зульфии.
И понимая, что это единственный и последний шанс переломить настроение
собравшихся, очистить их души от злобы и жажды крови. Рассказать о том, что
ненависть неконструктивна, и ни к чему хорошему не приведет. О том, что так
называемый армяно-азербайджанский конфликт, как именуют его в научных
докладах, а в простонародьи называемый конкретным словом - война, унес
более двадцати тысяч жизней ни в чем не повинных молодых азербайджанцев.
Рассказать им правду о великом ученом, доброй души и безукоризненной
порядочности, о том, с какой болью говорили на Совете безопасности в Армении
об Азербайджане... Но, отчетливо осознавая бессмысленность своих потуг,
Мирзаев взял в руки микрофон и устало опустился на колени.
Его поступок несколько отрезвил митингующих. Замерло людское море,
насторожились ребята на трибуне.
- Дорогие мои дети, - преодолевая нахлынувшее волнение, продолжил стоя на
коленях Мирзаев, - ради Аллаха, - он простер руки к небу, - ради нашего
Всевышнего, ради всех вас, сегодня собравшихся здесь заклинаю: одуматься,
успокоиться и на трезвую голову попытаться понять... что же это такое
происходит. Куда мы идем... И зачем?
Дорогие мои, - голос старика дрогнул, - о последних трагических событиях я знаю не понаслышке, так уж видимо было угодно
Аллаху... что именно мне уготована незавидная роль, стать одним из тех азербайджанцев, на плечи которых легла большая, сверх огромная
ответственность за судьбы наших детей, нашей нации, нашей страны... Я - тот самый Гамза Маджитович Мирзаев, который вел переговоры с Акопяном...
Лучше бы он этого не говорил. Волна народного гнева в миг взорвала и без того
накаленную атмосферу. Гул проклятий и оскорблений в адрес Мирзаева потряс
воздух и понесся в сторону трибуны. Мальчишка, лет пятнадцати, подскочил
к ученому сзади и грубо вырвал у него микрофон. Зульфия от негодования обронила блокнот, пальцами сжала карандаш, разломив его на несколько частей.
Развернулась к старику и , злобно закричала: - Так вот ты кто такой, эй да!
Габырга!(30) Джиндыр! (31) Балбагаг! (32) И приподняв края короткой юбки, чтобы пошире
расставить ноги, схватила стул, который минутами ранее услужливо предложила
Мирзоеву, со всей силы обрушила его на старика. Двое рослых парней стоявших
рядом подскочили и принялись остервенело утюжить ногами свалившегося на
бок Мирзаева. Третий - низкорослый юноша с огромными бицепсами, не спеша
подошел к несчастному, поддел ногой и небрежно спихнул его с трибуны под
ноги толпе. Старик, падая с высоты, попал виском на чугунный обломок решетки для декоративных цветов, задергался в конвульсиях
и затих.
Толпа остервенело навалилась на Мирзаева и принялась избивать его уже бездыханное тело.

Продолжение на следующей странице.


Мой девиз "Большая часть жизни прожита, но лучшая часть еще впереди !"
 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Гостиная Ваагна Карапетяна » БАКУ - 2025 (Часть третья) (продолжение)
Страница 1 из 11
Поиск: