Понедельник, 20.11.2017, 00:30
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Дяловская, Леонардл 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Творчество Приднестровья » Г.Н. Николаева. Слово о Николае Заболоцком
Г.Н. Николаева. Слово о Николае Заболоцком
ДяловскаяДата: Среда, 13.11.2013, 19:18 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 96
Статус: Offline
Слово о Николае Заболоцком

Два мира есть у человека:
Один, который нас творил,
Другой, который мы от века
Творим по мере наших сил.
Н.А. Заболоцкий


Николай Алексеевич Заболоцкий родился 24 апреля (7 мая) 1903 года в Кизической слободе, возникшей вокруг Введенского мужского монастыря и ныне находящейся в городской черте города Казани.
Отец – Алексей Агафонович Заболоцкий (1864 – 1929) был агрономом, человеком религиозным, но почитавшим науку, стоявшим, по словам поэта, «между крестьянством и тогдашней интеллигенцией».
Мать – Лидия Андреевна (урождённая Дьяконова) (1882(?) – 1926) была сельской учительницей, сочувствовавшей революционным идеям своего времени.
25 апреля (8 мая) 1903 года Н. Заболоцкий был крещён в церкви Святой Варвары города Казани. Детство будущего поэта прошло в Кизической слободе и в селе Сернур Уржумского уезда Вятской губернии (сейчас республика Марий Эл), куда семья Заболоцких переехала в 1910 году. Там Алексей Агафонович получил место агронома на Епифаниевской ферме – опытно-показательном хозяйстве Сернурской волости Уржумского уезда. Отец поэта много сделал для улучшения плодородия земли, повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Он часто выезжал в марийские деревни, беседовал с крестьянами. Допоздна засиживался у своего дома с местными жителями, беседуя о нелёгкой жизни… Часто сидел здесь и Коля, вслушивался в рассказы, воспоминания, предания, старинные поверья. Отзвуком этих впечатлений впоследствии стали стихотворные строки его произведений:

О тихий час, начало летней ночи!
Деревня в сумерках. И возле тихих хат
Седые пахари, полузакрывши очи,
На бревнах еле слышно говорят. «Голубиная книга» (1937)

Природа Сернура и его люди оставили в памяти Николая Заболоцкого неизгладимое впечатление. Впоследствии он говорил: «Вдоволь наслушался я там соловьёв, вдоволь насмотрелся закатов и всей целомудренной прелести растительного мира… чудесная природа Сернура никогда не умирала в моей душе и отобразилась во многих моих стихотворениях». Сестра поэта – Вера – вспоминала: «У нас был отдельный дворик, заросший зеленой травкой, с заложенными на нем отцом цветниками. Мальвы, гвоздика, левкои, настурции, резеда, петунья запомнились Коле на всю жизнь. За домом был большой запущенный сад, спускающийся к мелкой речушке и еще дальше к ключу, откуда весь окресток носил воду».
В Сернуре Коля пошёл в школу, сразу во 2-й класс. Он был очень способным, учился старательно, в основном на «5». Являясь учеником третьего класса, Николай «издавал» свой рукописный журнал, где помещал собственные стихи. В них сочетались воспоминания и переживания деревенского мальчика, тесно связанного с крестьянским трудом и родной природой; впечатления ученической жизни и литературные веяния символизма и акмеизма – в то время Н.Заболоцкий уже интересовался поэзией А.А. Блока и А. Ахматовой.
Родители будущего поэта любили художественное слово и приучали своих детей читать и ценить книгу. Отец сумел собрать десятки томов, которые заполнили большой шкаф. В нём были произведения А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.В. Кольцова, И.С. Тургенева, Ф.И. Тютчева, Л.Н. Толстого и многих других поэтов и писателей. Над одной из полок шкафа висел плакатик, написанный рукой отца: «Милый друг! Люби и уважай книги. Книга – плод ума человеческого. Береги их, не рви и не пачкай. Написать книгу нелегко. Для многих книги – все равно, что хлеб». Впоследствии поэт вспоминал: «Каждая книга, прочитанная мной, убеждала меня в правильности этого наставления. Здесь, около книжного шкафа... я навсегда выбрал себе профессию и стал писателем, сам еще не вполне понимая смысл этого большого для меня события...».
В настоящее время в здании школы в селе Сернур, где когда-то учился Н.А. Заболоцкий, находится историко-литературный музей, в котором с 1989 года действует экспозиция, посвященная жизни и творчеству поэта, а на здании школы есть мемориальная доска.
Духовному росту будущего поэта способствовало и то, что его родители были прогрессивно настроенными людьми, живущими думами и чаяниями трудового народа. Лидия Андреевна Заболоцкая, мама Коли, его брата Алексея и 4 сестёр (Веры, Марии, Наташи, Мили), в молодости участвовала в революционных кружках, имела родственников среди революционеров-подпольщиков. Она была доброй наставницей для своих детей. Мария вспоминала: «Все хорошее, что в нас есть, заложено мамой... Любовь к людям, отвращение к лжи и обману она внушала нам с детства. У нее был удивительно чистый в свежий ум». Детские впечатления от родительского дома и природы родного края легли в основу большинства стихотворений Н. Заболоцкого:

Я воспитан природой суровой,
Мне довольно заметить у ног
Одуванчика шарик пуховый,
Подорожника твёрдый клинок.
……………………………………………
В государстве ромашек, у края,
Где ручей, задыхаясь, поёт,
Пролежал бы всю ночь до утра я,
Запрокинув лицо в небосвод. «Я воспитан природой суровой…» (1953)

В 1913 году семья Заболоцких переехала в город Уржум, расположенный на левом берегу реки Уржумки. Там Николай, окончивший три класса сельской начальной школы, поступил в реальное училище, где увлекался историей, химией, рисованием: «Реальное училище было великолепно... Оборудование было не только хорошо, но сделало бы честь любому столичному училищу». Об этом периоде своей жизни Н. Заболоцкий впоследствии радостно вспоминал: «Это было великое несказанное счастье! Мой мир раздвинулся до громадных пределов, ибо крохотный Уржум представлялся моему взору колоссальным городом, полным всяких чудес». В уржумский период Николай написал много стихотворений и поэму «Уржумиада», подражая А.А. Блоку, В.В. Маяковскому и С.А. Есенину (большая часть произведений Н. Заболоцкого этого времени утрачена).
В семье Заболоцких очень любили музыку и песню. Николай, как и отец, умел играть на гитаре и балалайке, и все вместе пели «Зимний вечер» на стихи А.С. Пушкина, «Липа вековая» на стихи С.А. Есенина.
При удивительной разносторонности своих увлечений (занимался в гимнастическом кружке, бегал на коньках, много и хорошо рисовал, декламировал на концертах, играл в любительских спектаклях), Николай отдавал предпочтение поэтическому творчеству, дружбе с книгой. Этому способствовала большая библиотека, перевезенная из Сернура в Уржум и отданная родителями в распоряжение детей.
В 1920 году, окончив реальное училище в Уржуме, Н.А. Заболоцкий покинул родительский дом и отправился в Москву, где поступил на историко-филологический факультет университета и одновременно на медицинский, потому что там, в отличие от первого, давали паёк. Несмотря на то, что столичная жизнь была материально скудной, она давала много разнообразных впечатлений от посещений театра В. Мейерхольда, различных диспутов и литературных вечеров, где можно было услышать выступления В. Маяковского и С. Есенина.
Осенью 1921 года Н.А. Заболоцкий переехал в Петроград, где поступил на отделение языка и литературы Педагогического института им. А.И. Герцена. Там он получил «литературное образование, необходимое для писательской работы. Жил в студенческом общежитии. Много писал, подражая то Маяковскому, то Блоку, то Есенину. Собственного голоса не находил. Считался способным студентом и одно время даже думал посвятить себя всецело науке. Но привязанность к поэзии оказалась сильнее» (так писал Н. Заболоцкий в автобиографии). К моменту окончания института, в 1925 году, он познакомился с поэтами Даниилом Хармсом и Александром Введенским, с которыми завязалась крепкая дружба.
В 1926 году Н.А. Заболоцкого призвали на военную службу. Он служил в Ленинграде, на Выборгской стороне, а в 1927 году уволился в запас. Несмотря на краткосрочность армейской службы, столкновение с «вывернутым наизнанку» миром казармы сыграло в судьбе начинающего поэта роль своеобразного творческого катализатора: в 1926-1927 гг. Н.А. Заболоцкий написал свои первые настоящие поэтические произведения (стихотворения «Белая ночь», «Лицо коня», «В жилищах наших...» и др.). В них тема фантасмагорического города и тема живой природы, превосходящей человека и красотой, и разумом; философичность, сплав медитативной лирики и социальной сатиры, тяготение к свободному стиху. Всё это определило дальнейший творческий путь Н.З аболоцкого, его особое место в истории русской поэзии.
Утверждению творческой позиции и своеобразной поэтической манеры Н. Заболоцкого способствовали два обстоятельства:
1) увлечение живописью П.Н. Филонова, М.З. Шагала, П. Брейгеля. С полотнами фламандских живописцев стихи Н. Заболоцкого конца 1920-х - начала 1930-х гг. сближали принципы изображения действительности. По-брейгелевски гротескно Н.А. Заболоцкий изображал «картины жизни» в стихотворениях «На рынке» (1927), «Рыбная лавка», «Пекарня», «Игра в снежки» (все –1928 года):

В снегу кипит большая драка.
Как лёгкий бог, летит собака.
……………………………………
Уж ледяные свищут бомбы.
Уж вечер. В зареве снега.
В сугробах роя катакомбы,
Мальчишки лезут на врага. «Игра в снежки» (1928)

Умение видеть мир глазами художника осталось у поэта на всю жизнь.

2) участие в создании литературной группы ОБЭРИУ (Объединение Реального Искусства), существовавшей при ленинградском Доме печати в 1927 – начале 1930-х гг. В группу входили Даниил Хармс, Александр Введенский, Константин Вагинов, Николай Олейников, Николай Заболоцкий. ОБЭРИУты декларировали отказ от традиционных форм искусства, необходимость обновления методов изображения действительности, культивировали гротеск, алогизм, поэтику абсурда. В конце 1920-х гг. поэзия Н.А. Заболоцкого, которой было свойственно ироническое начало (стихотворения «Купальщики», 1928; «Сохранение здоровья», 1929), получила широкое признание у посетителей обэриутских мероприятий и читателей городской прессы.
В 1927 году Н. Заболоцкий получил место в отделе детской книги ленинградского ОГИЗа, которым руководил С.Я. Маршак. В 1927-1930 гг. Н.А. Заболоцкий написал несколько рассказов и сказок для детей («Лебедь в зоопарке», «Букан», «Красные и синие» и др.), которые опубликовал в журналах «Ёж» и «Чиж», а также работал над переводом для юношества поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» (её полный перевод был сделан им в 1950-х гг.).
Живя в обстановке последних лет НЭПа, Н.А. Заболоцкий в своей первой поэтической книге «Столбцы» (1929), в которую вошли 22 стихотворения, сатирически изобразил ненавистный ему нэповский быт «советских мещан». Поэт не видел разумной силы, способной обуздать звериный мир мещанства. Книга разошлась в течение нескольких дней в Ленинграде и в Москве и вызвала противоречивые отклики. Появились одобрительные отзывы В. Каверина, Ю. Тынянова, С. Маршака, Б. Эйхенбаума, Н. Степанова, но в то же время многими критиками и журналистами книга была оценена как «враждебная вылазка», а сам Н. Заболоцкий «причислен к лику нечестивых». Однако это не привело к прямым «оргвыводам»-распоряжениям в отношении поэта, и ему (при помощи Николая Тихонова) даже удалось установить отношения с журналом «Звезда», где было напечатано несколько стихотворений, пополнивших «Столбцы» во второй (неопубликованной) редакции сборника.
В своём творчестве Н.А. Заболоцкий всё больше сосредоточивался на философской лирике. Со стихотворения «Меркнут знаки зодиака» (1929) начинается зарождение главной темы творчества поэта – трагедии разума человека, что связано со вживанием его сознания в загадочный мир бытия, который неизмеримо шире и богаче созданных людьми рассудочных конструкций:

Меркнут знаки зодиака
Над просторами полей.
Спит животное Собака,
Дремлет птица Воробей.
…………………………
Высока земли обитель.
Поздно, поздно. Спать пора!
Разум, бедный мой воитель,
Ты заснул бы до утра.

Что сомненья? Что тревоги?
День прошёл, и мы с тобой –
Полузвери, полубоги –
Засыпаем на пороге
Новой жизни молодой.

Н.А. Заболоцкий увлекался поэзией Г.Р. Державина, А.С. Пушкина, Е.А. Баратынского, Ф.И. Тютчева, В. Хлебникова; интересовался философскими проблемами естествознания – читал труды Г. Сковороды, В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского. В письме к нему Н. Заболоцкий писал: «…Ваши мысли о будущем Земли, человечества, животных и растений глубоко волнуют меня, и они очень близки мне. В моих ненапечатанных поэмах и стихах я, как мог, разрешал их».
В начале 1930-х гг. у Н.А. Заболоцкого сформировалась своя натурфилософская концепция, в основе которой представление о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. Развитие этого сложного организма природы происходит от первобытного хаоса к гармонической упорядоченности всех её элементов. Основную роль в этом играет присущее природе сознание, которое, по выражению К.А. Тимирязева, «глухо тлеет в низших существах и только яркой искрой вспыхивает в разуме человека». Поэтому именно человек призван взять на себя заботу о преобразовании природы, но в своей деятельности он должен видеть в природе не только ученицу, но и учительницу, т.к. она заключает в себе прекрасный мир будущего и те мудрые законы, которыми следует руководствоваться человеку.
Эта концепция Н.А. Заболоцкого отразилась в поэмах «Торжество земледелия» (1929-1930), «Безумный волк», «Деревья», в стихотворениях «Школа Жуков», «Осень» и др.:

Когда минует день и освещение
Природа выбирает не сама,
Осенних рощ большие помещенья
Стоят на воздухе, как чистые дома.
…………………………………………………………
Архитектура Осени. Расположенье в ней
Воздушного пространства, рощи, речки,
Расположение животных и людей,
Когда летят по воздуху колечки
И завитушки листьев, и особый свет –
Вот то, что выберем среди других примет. «Осень» (1932)

В 1930 году Н.А. Заболоцкий женился на Екатерине Васильевне Клыковой. В 1932 году у них родился сын Никита (впоследствии стал автором нескольких биографических произведений об отце), а в 1937 году – дочь Наталья (в 1962 году вышла замуж за вирусолога Н.В. Каверина – академика РАМН, сына писателя В. Каверина).
В 1933 году в журнале «Звезда» были опубликованы стихотворение «Меркнут знаки зодиака...» и поэма «Торжество земледелия», которые вызвали новую волну «политической» критики. Обличительный тон задала критик Е. Усиевич, считавшая поэму «пародией, циничным издевательством... над материализмом» и утверждавшая, что Н. Заболоцкий «развил враждебную пролетариату идеологию». Критическая статья называлась «Под маской юродства». На страницах газеты «Правда» влиятельные критики В. Ермилов и С. Розенталь назвали поэзию Н.А. Заболоцкого «юродствующей». В результате его сборник «Стихотворения. 1926-1932», уже набранный в типографии, не был подписан в печать.
Всё это убеждало Н.А. Заболоцкого в том, что ему не дадут утвердиться в поэзии со своим собственным, оригинальным направлением. Это вызвало разочарование и творческий спад во второй половине 1933-го -1935 гг. Вот тогда ему пригодился жизненный принцип: «Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований и сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется – песня его спета. Вера и упорство. Труд и честность…» И Николай Алексеевич продолжал трудиться.
В 1935 году состоялось его знакомство с творчеством Тициана Табидзе и Георгия Леонидзе, пробудился интерес к грузинской культуре. Тогда же появились первые переводы на русский язык произведений грузинских поэтов – Важа Пшавелы и Симона Чиковани. Труд Н.А. Заболоцкого-переводчика впоследствии будет высоко оценён – в 1958 году поэта наградят орденом Трудового Красного Знамени, а современники (Н. Тихонов, С. Чиковани) назовут его работу «поэтическим подвигом».
Постепенно укреплялось положение Н.А. Заболоцкого в литературных кругах Ленинграда. Поэт активно участвовал в общественной жизни, и многие его стихи 1935-1937 гг. получили одобрительные отзывы. В стихотворении «Прощание» (1934) отразились чувства поэта, вызванные смертью С.М. Кирова, выходца из Уржума; посещение родины И.В. Сталина обусловило создание «Горийской симфонии»(1936); покорителям Севера были посвящены стихотворения «Север» (1936) и «Седов» (1937).
В 1937 году Н.А. Заболоцкий перевёл и адаптировал для детей произведение Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» и написал киносценарий «Барон Мюнхгаузен»; выпустил новый сборник своих стихов – «Вторая книга»; на рабочем столе поэта лежало начатое поэтическое переложение древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве». Однако наступившее благополучие оказалось обманчивым. 19 марта 1938 года Н.А. Заболоцкий был арестован и осуждён по делу об антисоветской пропаганде. В качестве обвинительного материала в его деле фигурировали злопыхательские критические статьи и клеветническая обзорная «рецензия», искажавшая идейную направленность его творчества. Критик Николай Лесючевский по просьбе НКВД написал отзыв о поэзии Н.А. Заболоцкого, где указал, что его «„творчество“ является активной контрреволюционной борьбой против советского строя, против советского народа, против социализма».
От смертной казни Н.А. Заболоцкого спасло то, что, несмотря на почти четырёхсуточный непрерывный допрос (с 19 марта по 23 марта 1938 года), сопровождавшийся моральным и физическим издевательством, угрозами, побоями, он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, куда якобы входили Борис Корнилов, Николай Тихонов и др. писатели, и ничего не подписал.
«Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом – сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали…», – так написал Н.А. Заболоцкий в мемуарах «История моего заключения», опубликованных в 1981 году на английском языке, а в 1988 году – на русском.
В результате побоев Н.А. Заболоцкий тронулся рассудком и две недели провел в тюремной больнице для умалишенных. Постановлением ОСО без всякого суда он был приговорен к 5 годам лагерей. Семья Н.А. Заболоцкого была выслана в город Уржум.
С февраля 1939 года до мая 1943 года поэт отбывал срок в системе Востоклага в районе Комсомольска-на-Амуре, затем до августа 1944 года – в системе Алтайлага в Кулундинских степях. В лагере Н.А. Заболоцкий работал землекопом на строительстве дорог и несколько раз был на волосок от смерти. Позднее он писал: «…жизнь превратилась в чисто физиологическое существование, лишенное духовных интересов, где все заботы человека сводились лишь к тому, чтобы не умереть от голода и жажды, не замерзнуть и не быть застреленным...». Его спасло умение делать чертежи: в конце срока заключения он работал чертежником в проектном бюро. После окончания срока, 18 августа 1944 года, он продолжал работать вольнонаёмным чертежником, так как не получил разрешения на проживание в других городах (по сути это была ссылка).
С весны и до конца 1945 года Н.А. Заболоцкий уже вместе с семьей проживал сначала около станции Кулунда, а потом в селе Михайловском около города Караганды. Там к середине года Н.А. Заболоцкий завершил переложение «Слова о полку Игореве», начатое ещё в 1937 году и ставшее лучшим среди многих других переводов, сделанных русскими поэтами. О выполненном Н. Заболоцким переводе памятника древнерусской литературы К. Чуковский писал, что он «точнее всех наиболее точных подстрочников, так как в нём передано самое главное: поэтическое своеобразие подлинника, его очарование, его прелесть». «Художественным подвигом» назовут (Н. Степанов, В. Каверин) переложение Н.А. Заболоцким «Слова о полку Игореве» на язык современной поэзии.
В январе 1946 года с текстом поэтического перевода «Слова о полку Игореве» Н.А. Заболоцкий при поддержки друзей был вызван в Москву. 4 марта 1946 года «Слово…» было прочитано в клубе писателей, а затем напечатано в журнале «Октябрь» в окончательном варианте, в котором были учтены отдельные замечания Д.С. Лихачева. В 1946 году Н.А. Заболоцкого восстановили в Союзе писателей и разрешили жить в столице. Он снимал жильё в писательском поселке у В.П. Ильенкова, жил на квартирах у И.Л. Андроникова, Н.Л. Степанова и др.
С 1946 года Н.А. Заболоцкий вновь стал писать стихи. Начался новый, московский, период его творчества. Несмотря на все удары судьбы, поэт остался верным делу своей жизни – как только появилась возможность, он вернулся к неосуществленным литературным замыслам. В стихотворениях 1946 года «Утро», «Гроза», «Уступи мне, скворец, уголок…» Н.А. Заболоцкий восхищается вечным движением и обновлением природы, а человеческую деятельность представляет как высшее выражение её творящих сил.
Разрушением красоты и естества природы и человеческой жизни является война, грозным событиям которой посвящено стихотворение «В этой роще берёзовой…».
В 1948 году вышла третья поэтическая книга Н.А. Заболоцкого «Стихотворения» и были сделаны новые переводы произведений грузинских классиков – Акакия Церетели, Давида Гурамишвили, Ильи Чавчавадзе, Григория Орбелиани – всё это принесло Н. Заболоцкому долгожданное официальное признание. Поэт наконец-то получил квартиру в «Беговой деревне» на окраине Москвы. Именно здесь он написал свои лучшие стихотворения («Журавли», «Сквозь волшебный прибор Левенгука…», «Облетают последние маки» и др.).
В 1950-е гг. Н.А. Заболоцкий переводит сербские эпические песни, произведения европейских поэтов XIX и XX вв. – Ф. Шиллера, И.В. Гёте, У. Саба и др. и приобретает репутацию мастера перевода. В «Заметках переводчика» (1956), ставших сводом правил для поэтов последующих поколений, Н. Заболоцкий подчеркнул, что «успех перевода зависит от того, насколько удачно переводчик сочетал меру точности с мерой естественности».
В 1951 году Н.А. Заболоцкий задумал составление «Свода русских былин» (по типу эстонского эпоса «Калевала»), но замысел поэта, к сожалению, не осуществился. Не сбылись многие творческие планы и его друзей – погибших обэриутов – Д. Хармса, А. Введенского, Н. Олейникова… Их светлой памяти Н.А. Заболоцкий посвятил стихотворение «Прощание с друзьями» (1952). В созданных Н.А. Заболоцким стихотворениях этих лет («Поэт», «Читая стихи», «Портрет» и др.) звучит тема творчества и величия искусства.
Хотя поэт успел получить и читательское признание, и материальный достаток, это не могло компенсировать слабость его здоровья, подорванного тюрьмой и лагерем. В 1954 году Н.А. Заболоцкий перенес инфаркт, но упорно продолжал каждодневный труд. В его творчестве особенно сильно зазвучала тема духовной красоты человека («Некрасивая девочка»). В 1956-1957 гг. был написан цикл «Последняя любовь», где показан драматизм сложных человеческих взаимоотношений, в которых сочетаются ощущения красоты, праздника и трагической обречённости.
В 1957 году Н.А. Заболоцкий подготовил и выпустил в свет свою последнюю книгу – «Стихотворения» – четвертый, наиболее полный прижизненный сборник, который получил высокую оценку К.И. Чуковского: «Пишу Вам с той почтительной робостью, с какой писал бы Тютчеву или Державину. Для меня нет никакого сомнения, что автор «Журавлей», «Лебедя», «Неудачника», «Актрисы», «Человеческих лиц», «Утра», «Лесного озера», «Слепого»... – подлинно великий поэт, творчеством которого рано или поздно советской культуре придется гордиться, как одним из высочайших своих достижений».
Осенью 1957 года в составе делегации советских писателей Н. Заболоцкий посетил Италию, а два последних лета (1957-1958 гг.) провел в Тарусе, работая над исторической поэмой «Рубрук в Монголии». В Тарусе поэт составил свод своих произведений для будущего собрания сочинений, уничтожив тексты шуточных стихотворений и поэм. Последнее из написанных стихотворений – «Не позволяй душе лениться...» стало поэтическим завещанием Н.А. Заболоцкого, его лебединой песней и шагом в бессмертие.
Поэт умер в результате второго инфаркта 14 октября 1958 года в своей московской квартире. Ему было всего 55 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Нет в мире ничего прекрасней бытия.
Безмолвный мрак могил – томление пустое.
Я жизнь мою прожил, я не видал покоя,
Покоя в мире нет, повсюду жизнь и я. «Завещание»

Галина Николаева
 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Творчество Приднестровья » Г.Н. Николаева. Слово о Николае Заболоцком
Страница 1 из 11
Поиск: