Пятница, 24.11.2017, 20:30
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Дяловская, Леонардл 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Творчество Приднестровья » БУРЛАКУ ТАТЬЯНА. ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР (ЛИТО «ВЗАИМНОСТЬ» ШАГ СОБЫТИЙНОЙ ПРОЗЫ)
БУРЛАКУ ТАТЬЯНА. ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР
ДяловскаяДата: Четверг, 02.05.2013, 19:36 | Сообщение # 1
Полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 96
Статус: Offline
БУРЛАКУ   ТАТЬЯНА. ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР
- Какой ты,  шарфик, был сегодня распущенный и растрёпанный на улице! Болтался из стороны в сторону, как легкомысленное, глупое и пустое создание. А ведь у хозяина  сегодня была важная встреча, он должен выглядеть элегантно и корректно. Ты совсем не заботишься о его имидже. Хочешь, чтобы он забросил тебя подальше и купил новый?
Так  отчитывала своего коллегу красивая фетровая шляпа, которая лежала на полке в прихожей. 
- Но я еле держался за шею, был такой ветер!.. Ведь даже ты один раз сорвалась с головы. Хорошо, что хозяин поймал тебя, а то бы угодила как раз в лужу.
Господин не позволил бы мне упасть! Он меня так любит, сдувает каждую пылинку. Я всегда нахожусь на высоте! Кому, как не мне,  делать вам замечания; я придаю своему владельцу солидность, важность. 
- Но стоишь ты куда дешевле меня, - заметило демисезонное пальто.
- Скоро мы вообще останемся без выхода, вступило в разговор  женское рыжее манто. - Дай Бог, чтобы подольше продержались холода!
- Но если будет такая слякоть, как на прошлой неделе, мы не доживём до конца сезона. Я бы уже не прочь отдохнуть, - заявил женский сапожок.
- Вы представляете, хозяйка на прошлой неделе купила себе новое экстравагантное платье! Она уже надевала его на концерт. По словам леди, оно стоит больше, чем я, меховое манто!.. А что там ценного? Две бретельки и длина на два пальца ниже попы. только что блестит... Интересно, как сейчас чувствуют себя остальные платья в гардеробе?
***
               - Такое маленькое, а занимает так много места. Из-за него нас бросили всех в кучу. Выскочка!.. Думаешь, долго будешь в фаворитах у хозяйки? Вот покрасуешься месяц-другой, пока не надоешь, а потом будешь ждать своей очереди, как мы.
- Если бы очереди!.. Меня не надевают уже два года, - обессилено прошептало зелёное платье. - Я скоро задохнусь от этого пожизненного заключения.
- Ну, конечно, ты совсем вышло из моды: эти широкие плечи, да ещё с подплечниками, узкие рукава сейчас уже не носят... Да ещё узкая юбка!.. - прощебетало лёгкое шифоновое платьице.
- А что же сейчас в моде?
- Вот, посмотри у меня, - продолжил шёлк, - юбка неровными клиньями, ножка видна почти вся; всё как бы прикрыто, и в то же время всё видно. Рукава расширены, на них тесьма с фестончиками. Вырез большой, так что видна нежная шейка хозяйки и другие прелести, на которые так нравится смотреть мужичкам...
- Что же со мной будет? - сокрушалось зелёное платье.
- Ну, наверно, тебя отдадут на тряпки.
- Я не хочу на тряпки , это так унизительно! Пожалуйста, помогите мне!
- Чур, не я! - высокомерно произнёс строгий костюм в клеточку. - В этом мире  каждый за себя!
- Чем же мы можем тебе помочь? - зашептали другие платья.
- Помогите  хотя бы избавиться от этих подплечиков.
- А давайте, когда женщина будет брать нас из шкафа, будем цепляться вешалкой за это несчастное зелёное платье и разорвём ему подол клиньями. Или сделаем разрезы... сжалилась белая кофточка из органзы.
- Ты что, хочешь, чтобы хозяйка надевала не тебя, а эту хламиду? - вмешалось всегда модное чёрное бархатное платье. - Да пусть оно пойдёт хоть на пугало, мне его нисколько не жаль.
- А я сочувствую ему и попробую помочь,- отозвалась блузка из органзы.
***
- Ну, что же сегодня надеть? Что поможет мне выглядеть красивой, современной, гламурной? Что поможет поднять настроение? - послышался женский голос. - Это не подойдёт: бархатное - слишком строго. Шифоновое - очень уж откровенно... Ага, вот моя любимая кофточка из органзы будет в самый раз! Иди ко мне, ненаглядная... Ой, да что там цепляется?! Так, и вот эта юбка с бахромой, прекрасно! 
- Опять эта блузка из органзы!... - Досадовало чёрное бархатное платье.- Ей позволительно сочувствовать другим, она, должно быть, уже устала от этих вечеров. А тут радуйся, если тебя раз в год наденут!
***
- Ну что, как вечер? - поинтересовалось у кофточки бархатное платье на следующий день.
- Ах, это мечта! Столько шарма, блеска и таких восхищённых взглядов!.. Гламур!.. Я до сих пор чувствую аромат изысканнейшего вина, запах дорогих сигарет и тончайших французских духов. Хозяйка так устала, что у неё не было сил повесить меня на место. Она сказала, что завтра тоже наденет меня.
***
- Как мне сегодня нарядиться? Нужно разнообразие. Вот, можно шифоновое платье... Да, чуть не забыла про свою новую эксклюзивную модель на бретельках!.. А это что за штучки? Моё зелёное платье... Я  его совсем не надевала, кто же разорвал подол? А я ведь хотела отдать его своей маме. Теперь придётся просто выбросить. Жаль...

                        ХРАНИТЕЛЬ   ВЕЧНОСТИ
Был редкий морозный день. Вторая половина декабря, но снег выпал лишь три дня назад, уже после того, как я договорилась о встрече с Петром Хрисанфовичем. 
Приехала заранее, так как маршрутки ходят в Незавертайловку лишь через час. Сегодня понедельник, но признаков жизни в Доме Культуры нет. Центральная дверь на замке, ко всем другим дверям на снегу даже нет человеческих следов. "Наверно, зря я приехала,  раз ДК закрыт, значит, Данич не придёт, тем более снег, мороз, от здания тоже  явно теплом не веяло. Тут и молодые люди стараются отсидеться дома, а человек в таком почтенном возрасте...- Так думала я, прохаживаясь по скрипучему снежку возле клуба. - Вот дождусь десяти часов и поеду обратно. Может, он и забыл, ведь  договаривались - то несколько дней назад, наверно, решил, что я не приеду в такую погоду, ведь были его слова по телефону, что ездить в такую погоду опасно"
Когда ровно в десять часов я увидела человека с велосипедом и узнала в нём Петра Хрисанфовича Данича,  уже не поверила своим глазам.  Я, считающая себя довольно почтенной женщиной, побежала к нему  навстречу прямо по снежному полю перед ДК. Обнялись.
- Пётр Хрисаныч, а велосипед - то зачем? В такую погоду на нём не поедешь.
- А это у меня вместо тросточки. А Вы молодец, уважаю пунктуальных людей.
- Стараюсь такой быть, но, честно говоря, думала, что  Вы не придёте.
- Как можно,  я ведь обещал.
- Дом Культуры, наверно, не работает сегодня?
- Да, сегодня выходной.
- Что ж Вы не перенесли встречу на другой день, мне неудобно, что Вы пришли ради меня ещё и в выходной.
- А что, у  вас не отапливается? - спросила я, почувствовав, как на меня дохнуло холодом из открытой двери.
- Да, живём в холоде. 
- А почему? В  здании Сельсовета-то, наверно, тепло?
- Да, там топят.
Пётр Хрисанфович с трудом открыл замёрзший замок, а я закатила велосипед в холодную музейную комнату.
Вокруг висели стенды. Это не были чистенькие беленькие листочки с ярким, напечатанным на компьютере текстом, с фото в ламинате - так сейчас оформляются стены. Это был, действительно, Музей, здесь даже запах был какой-то особый, здесь пахло прошлым ушедшим веком. Видно было, что над его созданием трудились десятки лет, всё собиралось по крупицам.
Большую часть комнаты занимали  материалы, посвящённые фронтовикам, погибшим и оставшимся в живых. Каждое фото сделано на совесть, довольно крупного формата, так что разглядеть может и не очень зрячий человек. Строгие суровые лица смотрели с фотографий, словно укоряя нас: «Мы страну защитили, а вы не смогли уберечь её в мирное время». Да, сразу видно, здесь никто не забыт. Здесь хозяин тот, кто сам прошёл войну - это музейная редкость.
Воссозданы здесь и советские будни: школьное коричневое платье с белым фартуком и галстук; горн и барабан - это тоже часть жизни нашей Родины и села. А вот и прялка, расшитые рушники, молдавский и украинский национальные костюмы - это ещё глубже в даль времён. Хорошее путешествие здесь можно совершить безо всякой машины времени.
Хранитель всего этого богатства пригласил меня сесть. В Музее Пётр Хрисанфович работает 52 года - это общественная нагрузка. Ему приятно, что одновременно он работал и в школе, воспитывал детей на конкретных примерах жизни, показывал молодым людям, какое горе и бедствия принесла нам «проклятая война».  Он говорит: «Мы стараемся отдалиться от тех страшных дней, но они всё равно преследуют нас: ведь человеческая память не ржавеет».
Я постаралась устроиться поудобнее, насколько это можно было в холодном помещении на промёрзшем стуле, потому что знала: у Петра Хрисанфовича всегда в запасе есть какая - то интересная история, он не обманул моих ожиданий.
- Помню день 15 февраля 1945 года, - начал он свой рассказ,- часть, в которой я находился, шла на запад через югославскую территорию. С утра шёл дождь, потом был сильный мороз.  Наши промокшие плащ-палатки превратились в парашюты. сначала мы промокли до последней нитки, потом промёрзли так, что наши зубы стучали так, словно выбивали чечётку. Но мы шли наперекор трудностям, зная, что каждый шаг приближает нас к победе.  Вот мы шагаем через большой лес, а когда услышали команду «Привал», солдаты попадали, словно снопы. Уже через полчаса казалось, что храпят не только бойцы, но и деревья. В моём полку нас было пятеро молодых парней, которым едва перевалило за восемнадцать. Эта молодёжь быстро сообразила костер. Хотя всё было мокро, но нас выручил порох. Через несколько минут пылало большое пламя. Мы обсохли, на душе стало веселее. Один солдат не дождался костра, он упал в лужу недалеко от костра и уже храпел. Половина его щеки находилась в воде. Я не мог на него смотреть без жалости.  Подошёл к нему, разбудил и сказал: «Браток, вставай, ты же спишь в грязи». Он открыл один глаз (второй был залеплен грязной жижей)  и произнёс: «Слушай, пацан, дай мне доспать». Я и был похож на подростка. Солдат снова заснул, я не мог оставить его так,  собрал немного хворосту,  разложил на бугорке, и оттащил его от лужи. Он смахнул с глаза грязь и стал ругаться по-солдатски вдоль и поперёк, обещая, что расплатится за моё «внимание». На другой день улыбалось нам ласковое солнышко, с утра прибыла к нам боевая подруга - полевая кухня. Я примостился с котелком под горкой. Вдруг подходит мой вчерашний подопечный и спрашивает: «Друзья, здесь миномётная батарея?»  Старшина Костомаров ответил: «Да, здесь. А зачем Вам?» «Мне нужно увидеть одного пацана».  Старшина в ответ: «Пацаны остались в Матушке-России, а здесь все солдаты». Услышав, я подошёл к нему. Он обнял меня и говорит: «Дружок, спасибо за внимание ко мне, но за одну вещь я не прощу тебя никогда в жизни». «В чём я провинился?» «Ты понимаешь, цыплёнок, я из Белоруссии». Не видел жену четыре года. И вдруг вижу сон, якобы я приехал домой, меня встретила жена, на другой день мы с ней поехали на телеге в лес. Было лето, и мы подъехали  к тому месту, где я оставил свою косу 22 июня 41 года. У нас такой обычай: если война застала на косьбе, бросай косу на том месте, она дождётся своего хозяина. Подъехав, я спрыгнул с телеги и побежал, поднял её, она была ржавая,  стал косить ею. Накосил, погрузили на телегу. Я в телеге, а жена ещё собирала цветы. Вдруг на нас движется огромная туча, я стал кричать:
- Олеся, быстрее, нас застанет дождь!
- Она бежит, я подаю ей руки... и вдруг ты меня разбудил. Без души ты. Неужели ты не мог подождать ещё минутку?
- Извини, брат, я мог подождать и час.
Такие события не забываются, на протяжении всей жизни они подбадривают нас, заставляют смотреть в будущее. И вот мы снова в пути. Над нами появились вражеские самолёты и стали сбрасывать смертоносный груз. В это время ранило моего друга в правую ногу, его отправили в госпиталь в Одессу. Там застала его весть о долгожданной победе. Как он хотел выйти, побежать навстречу возвращавшимся однополчанам, чтобы обнять их по-братски. Но увы... Там он пролежал год. Случайно, через открытую дверь главного врача он услышал, что ногу собираются ампутировать. Врач заметил его хмурое лицо и сказал: "Не унывай, герой,  и без ног люди живут".
- Уважаемый товарищ майор, как я могу вернуться домой без ноги? Ведь я до войны был первым танцором в городе Солигорске. Если Вы ничего не сможете сделать, уступите место другим.
- Я Вас понял,- ответил доктор, приложу все старания, чтобы сберечь ногу. Трудно поверить, но со временем  нога будет действовать, если Вы будете выполнять все наши рекомендации.
Вернулся солдат Гиулин на Родину, Стал работать на заводе. Он попросил предоставить ему квартиру на окраине Соликамска, чтобы на работу ходить пешком, строго выполнял все советы врача. Через год почувствовал облегчение, но ещё ходил на костылях.
Однажды вечером, возвращаясь с работы, он остановился посмотреть на колонну идущих солдат, которые пели: «Ой, при лужке, лужке, лужке, при широком поле...»  Настолько захватили  парня воспоминания молодости, что, незаметно примкнув к колонне, он подхватил: «При широком табуне конь гулял на воле...» Вдруг он почувствовал, что нет костылей и крикнул: «Помогите, я упаду, где мои костыли?» Его подхватили солдаты. Этот стресс, эти положительные эмоции сделали своё дело: Он взял с дороги костыли и понёс их в руках. Зайдя во двор, увидел жену и, бросая костыли,  закричал: 
- Милая, бросаю костыли, возьми, сожги, поруби топором, чтобы никто в мире никогда не ходил на костылях,  чтобы никогда война не делала людей инвалидами.
Они обнялись и заплакали, словно дети. Их слёзы, солдатские слёзы, женские, материнские, падали на дорожку и просачивались до глубины земли.
Через несколько лет я получил от Гиулина поздравление ко дню Победы. И там крупными буквами было написано: «Дорогой фронтовой друг, мы вместе с моей Олесей прощаем тебе то, что я сам не хотел простить тебе».
Такие пацаны на войне совершали большие подвиги во имя Победы. Они давно стали дедушками. Когда  идут они  по улице, то стараются пройти незаметно,  они скромны, не гордятся, зная, что выполнили свойсвященный долг перед Родиной, - заканчивал свой рассказ Пётр Хрисанфович. -  А для меня большая радость, что их внуки выходят из Музея с гордостью за своих дедов и прадедов, хотят подражать им, ведь из Незавертайловки участвовали в Великой Отечественной войне 1800 человек, из которых не вернулись к родному порогу 575 бойцов.
У меня уже давно замёрзли ноги, но я не хотела прерывать интересный рассказ Данича. Когда я поинтересовалась,  не замёрз ли он, Хрисаныч ответил:
- И не такую стужу выдерживали, а это что!
- Вам надо пять выходных в неделю давать, а не три, разве можно работать в таких условиях?!
- Ещё ни одна женщина не говорила, что ей со мной холодно, - снова пошутил Данич. - А вот это Вам подарок от Деда Мороза. Он достал из сумки, что была на велосипеде, кулёк с конфетами, вафлями. Я почувствовала себя неловко: вроде ехала на деловую встречу, но и отказаться я не могла, когда дают от такого сердца.
- А у Вас деньги на дорогу есть?
- Конечно, есть, иначе  я пришла бы пешком.

         Мы распрощались, но ещё долго я прокручивала в памяти его слова, шутки, улыбку. Горький сказал: «Встреча с хорошей книгой – праздник», а ведь каждая встреча с хорошим человеком - это сюрприз,- хочу добавить я.
 
Форум » Международный Литературный Клуб «Родное слово» » Творчество Приднестровья » БУРЛАКУ ТАТЬЯНА. ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР (ЛИТО «ВЗАИМНОСТЬ» ШАГ СОБЫТИЙНОЙ ПРОЗЫ)
Страница 1 из 11
Поиск: