Понедельник, 20.11.2017, 00:27
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Леонардл 
Форум » Клуб собаководов » Собачьи истории » Часть вторая
Часть вторая
ЛеонардлДата: Воскресенье, 15.07.2012, 12:08 | Сообщение # 1
Первый после бога
Группа: Модераторы
Сообщений: 389
Статус: Offline
[size=12]Часть вторая

Годы служения своей обожаемой хозяйки Кэт быстро пролетели. Бумка не успела опомниться, как её хозяйка выросла, закончила школу, уехала из отчего дома. Она лишь иногда писала письма или звонила своим близким по телефону, поздравляя их с праздниками и днями рождения. И всегда передавала привет своей маленькой, преданной ей собачонке. Бумка сознавала, что её хозяйка жива – это ей подсказывало чуткое собачье сердечко, что она где-то вдали живёт своей обычной, человеческой жизнью. Но первые недели привыкания без своей обожаемой Кэт, были тяжкие. Бумка просто места себе не находила и без толку по много раз в день забегала в спальню Кэт, обнюхивала все- то, к чему когда-то прикасалась её хозяйка. Ей порой казалось, что вдруг неожиданно распахнётся калитка и, смеющаяся Кэт, окажется во дворе дома. И тогда она, как и раньше, возьмёт Бумку на руки, прижмёт к себе, почешет у нее за ушком, а потом они побегут наперегонки к озеру. Набегавшись, будут сидеть возле самой кромки воды, следить как медленно и важно плывут по небу пушистые караваны облаков. Или наблюдать, как расшалившийся Джонни - потомок королевских пекинесов - пытается безуспешно поймать стрекозу или бабочку, фыркает от возбуждения, и собственного бессилия.

Через некоторое время умерла жена хозяина дома, которая очень хорошо относилась к Бумке, всегда её жалела. На похороны матери приехала Кэт. Бумка просто не знала, как ей быть. Она была безмерно счастлива и радовалась при виде Кэт, понимала, что хозяйка дома уже никогда не вернётся назад, что она ушла туда, куда все живые существа уходят навсегда. И люди, и собаки, и коты, и все- прочие, кто раньше знал и чувствовал, что такое жизнь. Остро ощущая, дыхание смерти, леденящее душу и тело, разрываясь между смертельной тоской по хозяйке дома, и радостью встречи, Бумка, буквально, за несколько дней изнервничалась и выбилась из сил.
Вскоре Кэт опять неожиданно уехала и Бумке ничего не оставалась, как терпеливо ждать и видеть свою хозяйку в собачьих снах. Вскоре в опустевший дом приехал сын хозяина с женой и двумя детьми: мальчиком и девочкой. На старом месте, где жил сын хозяина, у него случились, какие-то неприятности по работе. Он попросил отца временно пожить в его доме. Отец разрешил ему, хотя очень недолюбливал жену сына, свою невестку. Она отвечала ему тем же, даже этого и не скрывала
Невестку хозяина звали Аннет и тот день, когда она с двумя детьми переехали в дом отца своего мужа, стал для Бумки самым чёрным периодом в её короткой, собачьей жизни. Любопытная собачонка встречала новую семью у открытых ворот, приветливо помахивала хвостиком. И она очень даже хотела понравиться всем прибывшим, увидев, что они привезли свои вещи, и будут теперь жить в пустующих комнатах дома.

Заметив её, Аннет остановилась, ухмыльнулась, внимательно посмотрела на неё. И от этого недоброго взгляда, Бумке, почему-то стало страшно. Когда же дочка хозяйки, которой было столько же лет сколько Кэт, когда ей принесли Бумку, захотела поиграть с собачкой, то Аннет строго прикрикнула на нее, запретила ей и сыну играть с этой уродиной.
-После наших благородных и мужественных бультерьеров, которых я всё ровно заберу сюда, то даже смотреть на это четвероногое несчастье противно, воскликнула Аннет. - А, ну, пошла отсюда, уродина!

Аннет прогнала перепуганную и пристыженную Бумку. И с тех пор в семье Аннет её все дружно звали: Уродина и Собачье несчастье. Раньше, когда была жива жена хозяина дома, то Бумка не знала, что такое голод. Она считалась полноправным членом семьи и всегда вовремя получала пищу. А бывало, и лакомство. С приездом Аннет, кто готовила на свою семью и для отца своего мужа, то Бумка очень быстро узнала, что это такое жить впроголодь; постоянно думать о том, как бы раздобыть, чего-нибудь съестного. Кот хозяина не пострадал от приезда этой злюки, всегда недовольной Аннет, потому как хозяин всегда сам кормил и ухаживал за своим любимцем. Дети Аннет презирали Бумку также стойко, как и их мать, и не единой косточки ей не бросали. Лучше в мусорный бак отходы пищи бросят, а несчастной собачке, кто столько лет прожила в этом доме, и даже не представляет, куда же ей теперь идти, и что же делать, - крошки хлеба не давали. А почему к ней так относятся, постоянно её высмеивают, прогоняют от порога дома, где она выросла - Бумка понять не могла.

Она даже не помышляла, чтобы укусить со всей силы Аннет или покусать её детей. Особенно сына Аннет, кто с особым наслаждением стрелял в нее из рогатки камнями, и однажды чуть было не убил её. Потом, много дней от этого удара камнем - у неё болела голова, подкашивались лапы. Очень выручал её кот, который обязательно приносил ей что-нибудь вкусненькое из того, чем потчевал его хозяин. Последнее время кот, кто в этом доме никогда ничего не крал, недовольный таким отношением к Бумке, к кому он привык с детства, и не испытывал ненависти, как ко всем прочим собакам в мире, наловчился таскать у Аннет еду и кормить Бумку.

И соседи на улице - пожилая пара, которые жили очень тихо и одиноко в своем доме, жалели Бумку, частенько её подкармливали. Они делали всё возможное, чтобы Бумка у них осталась, даже место ей выделили теплое на веранде. Но Бумка не могла себе представить, что она сможет где-то жить и спать, кроме своего дома. Она вежливо отвечала на заботу старичков тем, что облизывала им пальцы и, побыв немного в гостях, тут же убегала к себе на холод и голод. В дом Бумку больше не пускали, и теперь она спала в сарае. И постоянно видела один и тот же сон, как приехала хозяйка Кэт, и как она её встретит.

У Аннет в том месте, где она раньше жила со своей семьей, была семейная пара бойцовых собак бультерьеров, кого Аннет высмотрела и воспитала, когда они достались ей щенками. Ей очень захотелось привезти их к себе, жить вместе, но хозяина дома это не очень устраивало. Во-первых, он недолюбливал собак и обожал только своего домашнего кота. А во – вторых, он знал, как бывают опасны бультерьеры, если на них вдруг нападёт приступ неожиданной злобы, в состоянии которой, они становятся совершенно бесконтрольными, и могут причинить много неприятностей.
-Мои бультерьеры очень хорошо воспитаны, души во мне не чают, и своих домашних не трогают,- убеждала тестя Аннет.- Если они и показывают свои бойцовские качества и свое полное презрение к боли и смерти, то только в специальных собачьих поединках.
Она и сын хозяина очень настойчиво убеждали его разрешить привезти бультерьеров. В конце концов, хозяин дома сдался, но предупредил, что если они обидят кота или Бумку. Или же напададут на кого-то из соседей, или же на прохожих, то он пристрелит их из своего ружья, А их хозяева в тот же день уберутся из этого дома.
Такое заявление не очень понравилось Аннет, но она вынуждена была принять условие хозяина. Ей очень нравился этот просторный дом, расположенный в красивом тихом месте, вдали от шума городского. И она решила завладеть этой собственностью, во что бы то ни стало. Через несколько дней её муж привёз из того города, где они раньше жили, семейную пару бультерьеров, которым было по четыре года. Их звали: Ральф и Нора. Это были очень мускулистые и закалённые в бойцовских поединках собаки. Оба они держались очень уверенно и выглядели несколько медлительно. И на первый взгляд для тех, кто совершенно не знал, что они собой представляют, то эти собаки, чем- то смахивающие в профиль на свиней, могли показаться смешными и очень добродушными. По тому, как они встретились с Аннет, как жадно и часто лизали ей руки и, привстав, ласково гладили ее лапами, то опытному глазу было ясно, что они, в основном, любят и почитают только её. С детьми Аннет они вели себя более сдержанно. Бумка при виде этих собак, которые сразу же внушили ей ужас, спряталась за высокий куст малины. Она внимательно следила за ними, не зная, что лучше: удрать со двора, или подождать, что будет дальше. Кот, сидевший на коленях хозяина, при виде бультерьеров был явно потрясён их появлением и на всякий случай занял позицию, позволяющую ему мгновенно прыгнуть на дерево. Огромные пасти бультерьеров с рядами острых, как у крокодила клыков, выглядели достаточно внушительно. Аннет заставила своих любимцев лечь на живот, вытянув перед собой лапы и, подойдя к хозяину, погладила его и, обращаясь к бультерьерам, несколько раз произнесла: свой. Затем, она подошла к коту и, показывая на него, тоже несколько раз сказала свой. И бультерьеры понятливо махали головами и, высунув огромные языки, миролюбиво облизывали друг друга. И всем своим видом показывали, что они настроены ко всем, кто тут находится, очень благодушно.

- Где эта, уродка?- произнесла Аннет, ища взглядом Бумку, а когда заметила, ее, то велела Бумке подойти. Но Бумка, словно приклеенная, делал вид, что ничего не слышит.
Тогда хозяин подозвал её и она, ужасно боясь покинуть своё, не очень- то надежное убежище, подбежала к нему, потому как была очень воспитанной, а приказ хозяина дома для неё многое значил. Преодолевая отвращение, Анне ухватила Бумку за шкирку, подтянула её к бультерьерам. Бедная Бумка, мелко дрожа, оказалась вблизи двух огромных пастей и узкие, свинячие глазки, внимательно, с интересом её рассматривали. Аннет погладила Бумку, объяснила своим любимцам, что она - своя. И бультерьеры не проявили ни малейшей агрессии, вели себя так, словно это были самые добрые и мирные четвероногие на земле. Аннет отвела им место на веранде, сделала удобное ложе, покормила их там, а остатки каши выбросила в мусорный бак, но Бумку не угостила. Она специально морила её голодом, чтобы собака сбежала из дома, где её перестали кормить, или сдохла бы от истощения. Сытно пообедав, Ральф и Нора с двумя огромными костями в пастях отправились в укромный уголок сада, полежать на травке и полакомиться мозговыми косточками, которые все собаки, невзирая на породу или размеры, очень обожают. Ральфу было скучно, и он подозвал Бумку пообщаться.
-А тебе наша хозяйка готовит кушать? - спросил Ральф, лениво почесывая лапой, переполненный живот.
-Нет. Она выбрасывает остатки еды в мусорный бак. Я прибегаю к нашим соседям, и меня там иногда кормят. А бывает, что кот хозяина со мной делится.
-Не повезло тебе жить в доме и голодать. Если бы со мной так хозяйка поступала, то я бы её так искусал, чтобы она знала своё место. Или бы загрыз, чтобы другим людям неповадно было так поступать. Видно, что тебя здесь не любят и поэтому ты бесполезная во всех отношениях собачка. Таких, как ты, надо сразу давить, чтобы они не мешали таким, как я и Нора, чувствовать свою полезность. Ладно, доедай эту косточку я сегодня добрый и мне это место понравилось. А тебе Нора?
-Здесь мне даже больше нравится, чем там, где мы раньше жили в малюсенькой квартире. Здесь столько территории. А главное - рядом ты, Ральф и наша хозяйка. Эй, дворняжка, слушай и запоминай. Если ты начнёшь заигрывать с моим другом и приставать к нему, то я тебя порву мгновенно.
Ральф довольно захрюкал и лизнул Нору в кончик носа.
-Ну, что вы! Я уже такая старая и вообще, мне никто не нужен. Я жду, когда приедет моя хозяйка Кэт и заберёт меня к себе. Нам было так хорошо вместе. Я обязательно её дождусь.

Потом семейная пара задремала, утомленная обильной едой и новыми впечатлениями, а Бумка с большим удовольствием расправилась с остатками костей и убралась прочь. Мало ли, с каким настроением эта клыкастая парочка проснется. Но одно она сразу же, поняла, что Ральф для неё не так опасен. Он, конечно, чудовище и страшный зверь, но достоинство кобелька не позволит ему использовать во всю силу свои клыки и лапы по отношению к Бумке. Нора обожает своего Ральфа и видно, что на дух не переносит всяких четвероногих разлучниц. Вот она-то, от ревности или по злобе может, запросто растерзать и тут ей даже и Аннет не указ.
Когда Аннет увидела спящих на траве любимцев, она принесла из дому лёгкую накидку и укрыла их, чтобы мухи не беспокоили, и долго с любовью взирала на них. Когда она ушла, то кот, кто все это время не спускал с бультерьеров глаз, подошел к Бумке, с любопытством глазевшей за всем этим представлением, поведал ей, что ему очень не нравится присутствие этих зверюг в его собственном доме.
-Это всё устроила, Аннет, проклятая ведьма, кто всех нас ненавидит. Ох, если бы ты знала, как мне хочется, чтобы она убралась отсюда. Я когда чувствую, что она рядом, то меня всего колотит. Подожди меня здесь, я тебе принесу, чего-нибудь поесть. Если хозяин перестанет меня кормить, то я уйду из этого, родного мне дома, но пищу из рук этой проклятой ведьмы Аннет я никогда не возьму. Лучше уж по помойкам скитаться, но чувствовать себя свободным.

Каждый вечер Аннет одевала своим любимцам намордники и на гибком, длинном поводке выгуливала их возле озера, кормила их по несколько раз в день. Бумку она в упор не замечала и Ральф, несмотря на недовольство Норы, всегда что-то оставлял Бумке, постоянно повторял, что люди никогда не станут лучшими друзьями собак. И что самых хороших и добрых людей, даже таких признанных хозяек, как Аннет, надо иногда, для дрессировки, наказывать. Покусывать, но не до смерти. От него же Бумка узнала, что Ральф презирает мужа Аннет, и когда-нибудь он обязательно его очень больно укусит.
-Но он же, тебе ничего не сделал? – спросила удивлённая и, перепуганная такой откровенностью Бумка.
-Сразу видно, что ты бесполезная и слабая дворняга, которая никогда не может постоять за себя, -презрительно щерился Ральф. -Муж Аннет- жуткий трус и, хотя, он заигрывает со мной и Норой и, можно сказать, что мы щенками выросли у него на глазах, но он смертельно меня боится. Я всегда чувствую, как он боится крови и загрызенных собак, когда я участвую в собачьих поединках. Аннет – женщина, но она- сильная духом. И вид чужой крови её вовсе не пугает, а так же, как и нас с Норой, только приятно возбуждает. Нет, он трус и когда его рука меня гладит, она так противно дрожит. У собак нашей редкой и благородной породы бойцов - страх то ли чужих псин, то ли людей – вызывает желание напасть и загрызть. Это даже не моя прихоть, а какая-то потребность моего организма наказать, а лучше - загрызть и уничтожить труса. Потому что нашу породу отбирали и воспитывали, строго, и очень тщательно, убирая и выбрасывая всех слабых и трусливых. Оставляя жизнь сильным и мужественным. Очень скоро я накажу этого трусишку, но не до смерти, конечно. Но я жду удобный момент. И тогда больше я не буду чувствовать его потную, дрожащую руку, на своём загривке.

Бультерьеры отдыхали где-то с неделю, а потом Аннет узнала, где поблизости происходят собачьи бои и подала заявку. И наступил день, когда Ральфа и Нору повезли в машине туда, где происходят собачьи бои. И где в поединках никогда не бывает ничьей. Или ты выиграл и продолжаешь жить, или - проиграл. И тогда, тебя, загрызенного, или задушенного, быстренько закопают в яме.
Незадолго до поездки к месту, где проводились собачьи бои, Аннет покормила бультерьеров очень калорийно и сытно, но в то же время проследила, чтобы они не переедались. Она принесла тюбик со специальным кремом и за полчаса до поездки сделала массаж Ральфу и Норе, втирая крем в кожу, и, разминая упругие и мощные мускулы своих любимцев, которые отправлялись зарабатывать ей деньги таким страшным способом. И совершенно, не предполагали вернуться ли они назад. Страх и боль никогда не властвовали над ними, и Ральф не раз рассказывал Бумке, что ему нравится участвовать в собачьих боях, и особенно нравится побеждать своего противника. Ничто так сладко не возбуждает в этих боях, как ощущение своей силы. И желание увидеть своего противника, с которым ты сталкиваешься пасть к пасти, на специально отведенной и огороженной территории, валяющимся бездыханным. Слышать, как воют радостно все те люди, кто выиграл свои ставки, как ругаются и противно орут те, кто оказался в проигрыше.
Массаж очень нравился Ральфу, и он довольно кряхтел и прогнулся всем корпусом, даже немного побегал трусцой возле машины. Он был готов к схватке и торопился попасть в это место, где люди специально стравливали собак друг с другом, чтобы заработать на этом мерзком виде состязаний деньги и, конечно же, доставить себе удовольствие. И любоваться от души, как несчастные животные терзают и убивают друг друга на потеху людям.
Они вернулись поздно ночью, когда хозяин дома и дети Аннет уже крепко спали. А кот отправился гулять к своей новой подружке на соседнюю улицу. Поставив машину в гараж, Аннет принялась готовить ужин собакам. Видимо, после боев они были у ветеринара, где на раны и укусы были налажены повязки. Ральф почти не пострадал. Две большие белые наклейки красовались у него на правом плече. А вот Норе досталось. У неё была перевязана половина морды и забинтован левый глаз. И к тому же, она хромала и видно была, что она здорово устала. Нора даже есть не стала, а долго и жадно пила воду из глубокой чашки, а потом легла на своей подстилке на веранде, и мгновенно заснула. Ральф с удовольствием, не спеша, поужинал. Аннет поцеловала его в морду и ушла спать. Наевшись, Ральф вылез на порог, позвал Бумку, кто умирала от любопытства и мучилась от спазм голода, с наслаждением впитывая запахи еды, которую поглощал в огромных количествах, вернувшийся с поединка бультерьер.
-Иди, не бойся, если я зову, то тебя уже больше никто не тронет, - важно изрёк Ральф, предложив ей доесть остатки.

Он не захотел ложиться на веранде, где храпела усталая, раненая Нора, и развалился в своей излюбленной позе возле крыльца. Эта его привычка перегораживать путь всем тем, кто входил или выходил в дом, очень не нравилась хозяину дома и приводила в бешенство кота. Хозяин дома всегда осторожно обходил, спокойно лежавшего бультерьера, который добродушно демонстрировал окружающим свою огромную пасть. Кот никогда не заходил в дом, даже если приходил очень голодным после своих ночных гуляний и терпеливо ждал, шипя от ненависти к бультерьеру, когда тот освободит ему место. И Ральф это понимал, и ему очень нравилось дразнить кота.
-У меня был трудный бой,- рассказывал Бумке Ральф.- В этот раз попался здоровенный ротвейлер. Эти собаки хорошо дерутся. Но мой противник плохо переносил боль и когда увидел свою кровь, то, наверное, сильно испугался и подставил мне неосторожно свое горло. И я его загрыз. А его подружка, тоже очень большая и сильная, неожиданно бросилась на Нору, которая не участвовала в боях, а находилась рядом с нашей хозяйкой. И, повалив её, стала терзать. Нора не ожидала этого нападения и растерялась. И тогда я пришел к Норе на помощь. И, хотя по правилам, мне нельзя драться со всеми, и на всех нападать, а надо вести поединок с противником, я спас Нору и загрыз эту злобную ротвейлершу. Такой шум поднялся, ты даже себе представить не можешь. И эти судьи, которых я ненавижу, и готов их всех разорвать в клочья, начали орать на мою хозяйку. А хозяин погибших ротвейлеров, выхватил такую маленькую палку, которая убивает огнём и громом собак любой силы и величины. Вот тогда я здорово перепугался. Я ничего не боюсь, кроме этих палок, которые плюются огнем и после них в голове получается дырка. А у вашего хозяина тоже есть такая палка, которая убивает животных?
-В его спальне, висит на ковре,- подтвердила понятливая Бумка. – Это палка называется ружье и он иногда ходит на озеро, убивает диких уток. И тогда мы с котом весь день обжираемся.
-Но наша хозяйка, которая получила большой выигрыш за мою победу, договорилась с хозяином этих ротвейлеров и мы вернулись домой. И, наверное, мне скоро предстоит драться с бультерьером, который в этом месте считается чемпион. И он, даже ещё больше, чем я. Хозяйка мне его показывала и мы успели посмотреть друг на друга и запомнить. Это будет очень трудный бой и еще неизвестно, удастся мне его выиграть,- вздохнул Ральф, протяжно зевая. Утомленный обильной едой, он отправился спать к Норе на веранду.

Утром хозяин дома, увидев перевязанную Нору, которая бродила по саду, спросил у Аннет, что это с ней приключилось и кто её так разукрасил?
-На неё неожиданно напала очень сильная собака. Разве мой муж и ваш сын не говорил вам, что мои бультерьерчики участвуют в собачьих поединках и помогают заработать деньги, чтобы купить дом моей семье. Вы же, не хотите, чтобы этот дом принадлежал только семье вашего сына?
- У меня, между прочим, есть дочь, и мне в своем доме жить ещё пока не надоело,- возразил невестке хозяин, и они обменялись не очень родственными взглядами.
С Норой определенно что-то происходило нехорошее. Она слонялась по саду угрюмая и почти ничего не ела, много пила, глухо ворчала на Ральфа. Чуть грызанула Бумку, кто случайно пробегала в непосредственной близости от того места, где лежала Нора.
-У неё несколько раз в году случается такое плохое настроение и эта противная ротвейлерша её разозлила. Ей обязательно надо кого-то прикончить и вернуть себе хорошее настроение, и аппетит. Тогда она опять станет прежней спокойной и приятной Норой, не будет скалиться на всех, и в том числе и на меня, - охотно объяснил Ральф.

Вскоре такой случай представился. Это было в воскресенье, когда ворота дома были раскрыты настежь и хозяин возился в гараже со своей машиной. Аннет была на веранде. Бультерьеры лежали в углу сада под кустами малины. Бумка была неподалеку и не знала, чем же себя занять. Дети Аннет гуляли на улице, а кот, удобно расположился в гамаке в саду, предпочитая вначале выспаться и отдохнуть, а уже потом пойти на кухню к своему любимому углу, рядом с холодильником, подкрепиться после ночных прогулок.
В этот момент по улице пробегала бродячая собака. Это была рослый, явно непородистый пёс. Но судя, по всему, он был ужасно голоден. Когда до него донеслись восхитительные запахи варенного мяса- Аннет готовила своим любимцам еду – пёс остановился, потянул носом воздух, стал медленно, и осторожно приближаться к крыльцу, готовый в любое мгновение дать деру. Аннет заметила его, стала бросать кусочки куски мяса, раззадоривая и возбуждая его аппетит.
Бультерьеры мгновенно приняли боевые стойки и Бумка, поняла, что сейчас произойдет. Ей было очень жалко этого совершенно незнакомого ей пса, кто хотел есть, и не скрывал этого. Он устремился к разбросанным кусочкам мяса. Ральф, заметив, что Бумка собирается подать чужаку знак об опасности, бесшумно подкрался к ней, тяжкой лапой прижал её к траве, прошептал: Лежи, смотри, молчи и дыши, пока дышится. А тявкнешь, я тебя порву в клочья.

Ральф, крадучись, стал пробираться к воротам. Стараясь, не попасть в поле зрения бродячего пса. Тот, проглотив несколько кусков мяса, ещё ближе приблизился к крыльцу. Он приветливо помахивал хвостиком Аннет, которая всем своим видом давала ему понять, что здесь псу ничего не грозит. Ральф прополз на брюхе вдоль стенки гаража и отсек пса от ворот. Нора, не издав ни одного звука, прячась за кустами, приближалась к крыльцу. В последний момент, пес почуял неладное, оглянулся и увидел Ральфа, стерегущего проем ворот. И тотчас чужак увидел Нору, которая выскочив из за куста, была от него совсем близко. Пес понял, что угодил в ловушку и решил, во что бы то не стало вырваться из окружения. Он не собирался вступать в схватку с Ральфом, ибо понимал, что это просто бесполезно и против бойцовской собаки, да ещё с такой огромной пастью, полной острых и больших клыков, он ничего не сможет сделать. Он решил увернуться от столкновения с медлительным в движении бультерьером, дать дёру, что есть сил, надеясь только на свои длинные лапы, и умение бегать на далёкие расстояние.

Известно, что бультерьеры не очень хорошие бегуны. Но Ральф, имея большой опыт боев и драк, знал до мельчайших подробностей всякие собачьи уловки. Он сделал обманное движение корпусом и в неожиданном прыжке, своим мощным, тренированным плечом сбил пса наземь и, ударил его несколько раз мускулистыми лапами. Он ни разу не куснул его. Оставив несчастного, заблудшего бродяжку, Норе. И та в прыжке настигла пса. Раздался жалобный, полный страха вскрик. Обнюхав пса с порванным горлом, Нора важно направилась к Аннет, наблюдавшей за этой сценой с крыльца, чтобы та её похвалила и поощрила чем-нибудь вкусненьким. Нора обожала мятные карамельки. Не обращая внимания на валявшегося пса, Ральф степенно направился вслед за Норой к своей хозяйке. Оцепенев от ужаса, Бумка боялась сдвинуться места. Почуяв, что во дворе происходит что –то страшное, кот проснулся как раз в тот момент, когда Ральф обманул пса, и увидел атаку Нору. Кот напряженно смотрел на ненавистных ему бультерьеров, их хозяйку Аннет, и едва слышно, урчал от злости. Шум возле ворот и вопль несчастного пса донёсся в гараж. Хозяин дома вышел, увидел валяющегося пса с разорванной глоткой, и Нору с окровавленной мордой, которую Аннет ласково гладила, скармливая ей мятные конфетки. Нора с удовольствием чавкала, помахивая от избытка чувств коротким хвостиком.
-Что тут происходит? спросил недовольно хозяин дома.
-Дикий, грязный, мерзкий пес забежал во двор и пытался напасть на Бумку, но Норочка его наказала. А вдруг бы он вас искусал? Видите, как эти славные бультерьерчики охраняют ваш покой и вашу собственность.
- Черт вас подери! Совсем не стало покоя и нормального житья, с тех пор, как вы приехали с вашими проклятыми зверьми,- хмуро обронил хозяин. - Когда моим соседям эти ваши художества не понравятся, то пеняйте на себя. Я вас всех отправлю по вашему старому адресу.
- Вы лучше помогите своему сыну и его семье приобрести такой же домик, как у вас, и мы здесь ни одного лишнего часа не задержимся.
Хозяин ушел к себе в комнату и до утра не выходил во двор. Аннет позвала мужа, кто в сарае мастерил полочку, приказала ему засунуть дохлого пса в большой полиэтиленовый пакет, отнести этот пакет к мусорным бакам. Но для некоторых из соседей, которые стали проявлять повышенный интерес к персоне Аннет и к её любимцам, вся эта история с нападением на несчастное животное не прошла незамеченной

У Норы, кто несколько дней подряд угрюмо слонялась по двору, явно чем-то недовольная, вдруг наступило хорошее настроение. Она стала опять шаловливой и весёлой, ласково покусывала Ральфу кончики ушей. Даже пригласила Бумку поиграть, принеся ей мячик для игры в теннис, который Аннет любила бросать далеко вперед. Бультерьеры бросались наперегонки за ним, и каждый спешил первым схватить мячик, принести добычу своей хозяйке. Удостоиться заслуженной похвалы. Но Бумка не стала играть с Норой. Потрясенная всем случившимся, она спряталась в своем укромном месте подальше от этих ненавистных бультерьеров. Один лишь вид улыбающейся, довольной Аннет, вызывал у неё, чуждой к жестокостям собачке, жуткое отвращение и стойкий страх. В её укромное местечко пришел хозяйский кот.
-С тех пор, как эти чудовища и их хозяйка - ведьма, появились в нашем доме я уже не чувствую себя как раньше: свободным и уверенным, - пожаловался кот. – Если так дальше будет продолжаться и хозяин не выгонит их, то я уйду из этого дома навсегда. Лучше стать бродячим котом, у которого совсем нет своего, привычного угла, чем видеть их отвратительные морды, дышать с ними одним воздухом. Теперь эта территория мне уже не принадлежит и я никого из своих подружек не смогу пригласить к себе в гости.
- Я буду ждать свою хозяйку Кэт, когда она приедет к нам в гости,- вздохнула Бумка.- Вдруг - она заберёт меня к себе.

Аннет вытащила из сарая детскую алюминиевую ванночку, в которой мать в детстве купала Кэт. Даже не посчитав нужным спросить разрешение у хозяина дома, она устроила в этой ванночке купание своим любимцам. Видимо, эта процедура была им приятна и бультерьеры с удовольствием фыркали, плескаясь в подогретой воде. Потом, они резвились, как щенки - несмышлёныши, возились в траве, боролись, бегали друг за другом, играли в прятки, ломая своими мощными, мускулистыми телами кусты, вытаптывая цветы.
Они вели себя так свободно и естественно, как будто родились и выросли в этом дворе, где их все любят и где им всё позволено. Если же и есть те, кто их не любят, кто не хотят радоваться жизни вместе с ними, то пусть они прячутся в укромном уголке, как эта старенькая, бессильная Бумка, совершенно неспособная постоять за себя. Или же пусть держатся подальше, стараясь, не попасться к ним, под плохое настроение, как этот, умник- кот, на которого очень хочется напасть и одним ударом лапы сломать ему хребет.
Леонид Шнейдеров

 
Форум » Клуб собаководов » Собачьи истории » Часть вторая
Страница 1 из 11
Поиск: