Пятница, 19.01.2018, 11:21
Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Леонардл 
Форум » Клуб собаководов » Собачьи истории » Бумка
Бумка
ЛеонардлДата: Суббота, 14.07.2012, 08:50 | Сообщение # 1
Первый после бога
Группа: Модераторы
Сообщений: 389
Статус: Offline
Всем тем, кто искренне заботится о наших четвероногих братьях,
кто всегда ласков и добр с ними, посвящается эта повесть.

Повесть- сказка для детей и взрослых

Часть первая

Бумке - двенадцать лет. По собачьим понятиям - она старенькая - прожила большую и лучшую часть своей жизни. Это - небольшая, шустрая собачонка с коротким хвостиком, кто постоянно находится в движении. С его помощью Бумка пытается разговаривать по- собачьи со всем окружающим её миром. Ушки у нее явно непородистые и непонятно вообще, какой она помеси? Взглянув на Бумку, даже знатоки собачьего происхождения, кому достаточно беглого взгляда на собаку, чтобы сказать, каких она кровей и какую представляет породу, лишь разводят руками. И авторитетно заявляют, что это - обычная дворняга, но по линии дедушек и бабушек, какая-то махонькая капелька благородной собачьей крови всё же, примешалась непонятно от кого. И хотя, Бумка, не благородных кровей, но зато она добрая и собачьего душевного благородства ей явно не занимать.

Она суетливая и смешная собачонка, хочет услужить всем тем людям, кто живет в большом двухэтажном доме, который когда-то построил отец и дедушка этой семьи, кого все считают главным. Бумка это прекрасно понимает. Она всегда при виде хозяина дрожит от усердия, преданно помахивает хвостиком. Лапки у неё вечно отдавлены людской обувью. Все, кому не лень, кричат на неё и гонят прочь. В саду есть несколько укромных мест, где она прячется от обидчиков, или приходит сюда побыть одна, жалобно поскулить на свою тяжкую, собачью долю: быть неприкаянной и никому не нужной.
С годами некогда любопытная и задиристая собачонка стала очень пугливой. Этим пользуются дети, мучают её, гоняют по саду. Бросают в неё всякие предметы. Видимо, им доставляет большое удовольствие дразнить и обижать эту маленькую собачонку, которая никогда не сможет постоять за себя. Чужие коты, которые иногда заглядывают во двор дома, в поисках пищи, кошек, и уютного местечка, совершенно её игнорируют. На её заливистый лай и недовольное ворчание, они презрительно шипят и норовят больно царапнуть когтистой лапой. Однажды, один такой разбойный кот, чуть было не сделал её кривой на один глаз. Хорошо, что вовремя вмешался любимый кот хозяина дома и ринулся в бой на хулигана. Хрипя и воя от злости, от желания показать себя самым сильным среди кошачьей братии - они терзали, кусали, били друг друга лапами по усатым мордам. Но кот хозяина всё же, одержал победу и полдня зализывал раны, и царапины. И потом долго щеголял со свежей красной царапиной на розовом носу.

В один из выходных дней, когда вся семья собралась в саду, неподалеку от веранды, позавтракать и обсудить свои житейские вопросы, наблюдательная Бумка заметила пристальный интерес двух ворон, кто удобно устроились на крыше сарая. Вороны не сводили своих быстрых, воровских глаз с чайных ложечек и женских украшений. Они своим блеском просто сводили их с ума. Вороны заметили, что жена сына хозяина дома сняла своё любимое кольцо, положила его перед собой, любуясь им. Затем, вороны быстро и бесшумно спланировали с крыши сарая на высокий орех, росший неподалеку от веранды, и затаились, ожидая удобного момента. Убедившись, что люди увлеклись разговорами, не обращая внимания на блестящий предмет на столе. Этот блеск манил воровок со страшной силой. Одна из них приготовилась схватить это кольцо и мгновенно исчезнуть, а вторая - в это время носилась, как угорелая над садом, сбивая людей с толку.
Бумка закружилась вокруг ореха, позвала кота хозяина, чтобы он немедленно пришел к ней на помощь. Взобрался бы на дерево и прогнал бы этих хитрых воровок. Кот сладко дремал в гамаке, услышал зов Бумки, недовольно поворчал, что она нарушила его дневной, обязательный отдых. Он неохотно покинул гамак и злобно заурчал на ворон, кто посмели прилететь на его территорию. Кот шустро взобрался по стволу ореха и стал бесшумно ползти к ветке, стараясь, застать врасплох этих наглых птиц, от которых даже ему в детстве частенько перепадало и мощным клювом, и крепкими крыльями. Вороны сразу же сообразили, кто их обнаружил, тотчас заметили, крадущегося к ним кота. Они что-то громко и оскорбительно крикнули ему и, слетев с ветки, спланировали к земле. Обе несколько раз больно треснули Бумку своими клювами. Взвизгнув от страха и неожиданности, Бумка опрокинулась на спину, смешно замахала своими тонкими лапками, отбиваясь от нападения ворон, очень разозлившихся на эту шуструю собачонку. Она им явно помешала. Вороны улетели, а люди за столом стали смеяться и дразнить Бумку. Семилетний внук хозяина дома, который тоже заметил вороньи уловки, побежал в дом за своей рогаткой. Но когда он прибежал, птицы улетели. Не долго думая, он стрельнул острым камушком в Бумку. Она испуганно заверещала. Хозяин дома недовольно махнул рукой и ушел из – за стола, погрозив злому мальчику пальцем.

Бумке было ужасно больно и стыдно, что над ней все смеются. Забравшись в своё укромное местечко, она долго зализывала раненое место. Кот хозяина, сидя на ветке, всё это видел, нашёл Бумку, и пожалел её. Бумка помнила его совсем маленьким котёнком. Она заботливо оберегала его, когда он впервые в своей жизни был разлучён со своей мамой. Со страхом, озираясь и спотыкаясь на слабых лапках, котёнок знакомился с местом, куда его привезли, где ему теперь предстояло жить. Он вырос сильным и здоровенным котищей, жутко не любил, когда люди пытались его погладить или поиграть с ним. Он никого не признавал в этом доме, кроме хозяина, кто кормил его, готовил ему особые кушанья. Кот не очень любил всякие кошачьи продукты в железных банках, обожал, когда в его чашку положат мясной фарш, зальют его несколькими яйцами. Он с удовольствием ел мясо, рыбу, птицу, но не отказывался от тушёных овощей. В тот момент, когда он лакомился из своих чашек, то не следовало к нему подходить и отвлекать его по пустякам. Он всегда свирепо рычал, предупреждая всех в доме, что если, кто-то вздумает попробовать содержимое его чашек, то никакой пощады не будет, потому как за свою еду - он никого не пожалеет. Так заботливо, старательно и вкусно Бумку никогда не кормили. Она всегда старалась очень быстро пробегать мимо уголка в кухне, где выставлялась еда для кота. И ни в коем случае, даже не пыталась понюхать, что же это ему такого аппетитного положили.

Случалось, что и кот, будучи в хорошем настроении, приносил Бумке что-нибудь вкусненькое, с интересом наблюдал, как она ест. После смерти жены хозяина, кот стал единственным живым существом в доме, которому хозяин разрешал свободно приходить в свой кабинет. И в спальню, где он мог лежать там, где ему вздумается, даже валяться на письменном столе хозяина, играясь со своим хвостом. Или наблюдать, как хозяин, расположившись на краешке стола, чтобы не мешать своему любимцу, возлежать и созерцать, что-нибудь писал. К Бумке хозяин дома относился равнодушно. Бывало, что она случайно попадалась ему под ноги. И тогда он, будучи в плохом настроении, мог отшвырнуть её или прикрикнуть. Но от хозяина она зла и притеснений не видела. Она понимала, что хозяин любит только своего кота, а к ней относится равнодушно. Бумка никогда не завидовала коту. Она просто не знала что это такое.

Раньше у Бумки была по-настоящему счастливая собачья жизнь. Когда ещё была жива жена хозяина, а дочери хозяина исполнилось семь лет, кто-то из знакомых этой семьи, подарил ей на день рождения маленького, смешного лопоухого щенка. Щенок был слабый, со страхом озираясь в незнакомом месте. Дочь хозяина Кэт, с интересом рассматривала маленькую собачку, держала в руках мяч. Потом она решила пригласить собачку поиграть с собой - бросив мячик на дорожку сада, громко воскликнула: Бум!
С тех пор собачонку стали звать: Бумка. Она сразу же привыкла к своему прозвищу. Вскоре она стала любимой собачкой маленькой Кэт. И та без неё не гуляла по саду, и за пределами дома. Когда Кэт отправлялась спать, Бумка охраняла её сон, прикорнув на коврике, неподалеку от постели девочки. И это были самые счастливые Бумкины годы, потому, что у неё была хозяйка. Бумка служила ей искренне и преданно. На это служение способны только собаки: самые верные существа на земле, обожающие своего хозяина. И никто её не называл: Уродиной, Страшилой, Лопоухим несчастьем. Бумка настолько привязалась к своей маленькой хозяйке, что даже не представляла себе, а как же будет иначе, и что она будет делать, если хозяйка вдруг исчезнет. Однажды мать поехала с Кэт в гости и Бумка все эти несколько дней ничего не ела, металась по дому, и своим тоскливым воем раздражала хозяина, пока её не посадили на целый день в чулан. А когда Кэт появилась вместе с мамой, то Бумка это заранее почувствовала. Она непрерывно бегала возле ворот дома, повизгивая от нетерпения, помахивая своим смешным хвостиком. А когда Кэт болела, и ей нельзя было выходить на улицу, а дома было скучно, то Бумка развлекала её или же, устроившись на своем коврике возле кровати, ждала поручений от своей хозяйки.

Когда Бумке исполнилось два года, то на неё стали обращать внимание соседние кобельки. Они приглашали её удрать тихонько из дому, побегать где-нибудь на природе, почувствовать себя свободной собакой, независимой от человеческих приказов и команд. Бумка тут же прерывала знакомство и говорила своему ухажеру, что она не хочет быть свободной собакой, не хочет оставлять свою хозяйку, которая дороже ей, всех собачьих женихов. Пристыженные женихи убегали, ворча на нее, обещая, когда-нибудь, по случаю, задать ей хорошую трепку за то, что они попусту тратят время и здорово рискуют, проникая с помощью всяких уловок на чужой двор. Честно говоря, то Бумке никто из них не нравился. А когда она сопровождала свою Кэт к озеру, которое находилось в самом конце улицы, где стоял их большой белый дом, окруженный со всех сторон липами и орехами, то познакомилась на берегу озера с очень породистым, избалованным человеческой любовью кобельком. Это был чистопородный пекинес, и звали его Джонни.

Он жил в самом большом доме, который принадлежал очень богатым людям и его хозяйка, буквально, тряслась над ним. Он так вызывающе и капризно себя вёл, что Бумка не могла понять, кто же кем повелевает: хозяйка своим песиком Джонни? Как это и должно быть в отношениях между людьми и собаками. Или же, наоборот - Джонни командует хозяйкой и тогда выходит, что он - самый главный на этой огромной вилле, где высятся мраморные колонны, и разбит великолепный сад. Охрану виллы несли огромные английские доги. Постоянно раздражённый и недовольный Джонни, ругал их сердито на собачьем языке. И они, готовые мгновенно порвать в клочья любого, кто без приглашения хозяев явится на территорию виллы, только виновато опускали морды к земле. Бумка понимала, что эти страшилища, кто в один прикус разорвали бы её пополам, побаиваются этого вредного пекинеса, понимают, что на этой вилле все служат только ему. А хозяйка, так и вовсе не скрывает этого.

Джонни был настолько изнежен от рождения, что он мёрз даже летом в жаркий день, и его выводили выгуливать к озеру, в каких – то пуховых жилетах, одевали ему специальные теплые носочки для лапок. Чтобы, не дай-то Бог, Джонни, не подхватил простуду. Эта была первая и, наверное, последняя собака в жизни Бумки, которую не возили к ветеринару, потому, что Джонни не нравилась, что вокруг много всяких собак. Он чувствовал среди них себя неуютно, и очень раздражался. Ветеринар приезжал почти каждый день на дом к Джонни. Джонни был моложе Бумки, но ужасно больной. Он страдал постоянными запорами, и еду ему готовил специальный повар. Его постоянно потчевали витаминными коктейлями. Бумку всего лишь один раз повезли к ветеринару, сделали положенные прививки и никто из хозяев дома, в котором она жила, даже её обожаемая хозяйка Кэт, никогда не интересовались, как она себя чувствует. И не мерили ей по сто раз в день температуру, как Джонни.

В личных покоях Джонни было множество всяких сертификатов и дипломов, подчеркивающих его, самое, что ни есть, чистейшее происхождение, и редчайший окрас. И даже имелась бумага, в которой сказано, что он является прямым потомком королевского пекинеса, удостоенного большой золотой медали. И что только его прямые наследники и наследницы, специально для него подобранной родовитой пекинесихи, могут стать продолжателями рода. Хозяйку Джонни уже замучили телефонными звонками и телеграммами хозяйки и хозяева породистых самок пекинеса, чтобы иметь высокое счастье и долгожданную радость привести их к Джонни, в надежде получить королевское потомство от этой встречи суперзнаменитых и богатых собак
Вначале хозяйка Джонни была категорически против, чтобы её любимец, её самое большое сокровище в жизни, находился рядом с какой-то Бумкой, типичной дворнягой. Не говоря уже о том, чтобы проводил время в её обществе, прогуливался с ней вдоль озера, пока хозяева заняты беседой или просто читают на природе. Или любуются закатом солнца на бирюзовом озере, где так низко склонились над водой тонкие ветки ив. Но Джонни не стал даже слушать свою хозяйку, которую, как выяснилась, он совсем не праздновал. Получалось очень странно и непонятно: будто эта, известная в своей стране миллионерша и очень знатная дама, служит Джонни, как горничная.
Джонни прошёлся на своих слабых ножках, мимо остолбеневшей и перепуганной Бумки. Тщательно обнюхав её и рассмотрев, он добродушно гавкнул, милостиво разрешил ей остаться при его особе, и гулять рядом с ним. Потому, как одиночество, он просто не в силах перенести, и это разрушает его драгоценную, такую хрупкую нервную систему.

Джонни очень нравилось, что Бумка восторженно его слушает и, конечно же, обычной дворняге было интересно знать, как протекает жизнь у собак королевской крови. Джонни, презрительно потявкивая, рассказал ей про тех невест, которых ему привозили для знакомства.
-Все они оказались такими глупыми, что ты даже себе представить не можешь,- потешался он над своими невестами.- Но одна, самая последняя, оказалась такой наглой. Я её с большим удовольствием облаял, и покусал. Явилась на встречу со мной с огромной золотой медалью, как будто у меня при виде этой паршивой медальки, задрожат лапки от удивления и радости. Да, у меня, этих медалей в моей личной спальне столько, что, хоть дорожку к озеру можно из них выложить. Потом, без всякого спроса, запрыгнула в мое любимое кресло, в котором, кроме меня, никто не может отдыхать и спать, даже хозяйка виллы. Такая нахалка оказалась, эта последняя невеста. Как будто она выросла, где-то в лесу, и хорошим собачьим манерам не обучена. Вдобавок ко всему, явно назло мне, она написала на мое любимое кресло и если бы её хозяева не забрали из моей любимой спальни, то я бы её, обязательно загрыз. После такого хамства, я не захотел больше пользоваться этим креслом. И моя хозяйка. Ну, та, которая сейчас находится рядом, и служит мне, купила новое кресло. Чтобы я быстрее забыл этот противный случай. А вообще, пекинесихи мне совсем не нравятся. Честно говоря, то я обожаю собачек породы колли. Правда, они считаются самыми глупыми в нашем собачьем мире. Но в них столько нежности - они такие игруньи.

Однажды, во время такой прогулки близко возле озера проехала большая машина с мусорными баками, и Джонни вдруг чувственно затрепетал, и несколько раз аппетитно облизнулся.
-Второй раз в своей жизни я чувствую этот восхитительный, такой непередаваемо вкусный запах. Ты почувствовала, как от этой большой машины, прелестно пахло?
-Я каждый день этот запах чувствую,- сказала Бумка.- Это же, мусорные баки. На нашей улице их полным – полно и те, несчастные собаки, кто не имеют своего дома и хороших хозяев, кто постоянно голодные - всё время крутятся возле этих баков.
-Ах, как я их понимаю, как я им завидую,- грустно вздохнул Джонни.- Мне этот запах, кажется, неповторимым. А после всей этой хозяйской косметики и всяких вредных человеческих запахов я, наверное, скоро потеряю свое природное обоняние. Этот острый, настойчивый запах зовёт меня удрать из моей скучной виллы, где все только и делают, что стоят передо мной на лапках, но все они дружно действуют мне на нервы.

Иногда хозяйка Джонни брала с собой на прогулку четверку чистопородных догов- великанов благородной мраморной окраски. И они очень важно и неторопливо, сознавая свою личную высокую сторожевую ответственность, смотрели в оба, чтобы никто не смог бы нарушить покой хозяйки и её любимца. Джони их на дух терпеть не мог. Они это знали, и близко к нему не приближались. И стоило, какой-то, случайно пробегавшей собаке на свою беду оказаться поблизости, как два дога, словно сбесившиеся, яростно и молча, бросались ей навстречу, а два других очень внимательно смотрели за этим преследованием, с нетерпением царапая когтями землю. На Бумку, кто имела свою законную хозяйку, была допущена к персоне Джонни, для сопровождения и развлечения, эти доги-великаны совершенно никакого внимания не обращали. Бумка всегда очень боялась за тех несчастных бродячих собак, за которыми гнались эти два клыкастых дога, искренне радовалась, если кто-то всё же ухитрился избежать погони. Доги были профессионально натасканы и дрессированы, так что остаться живьем и невредимым после этой погони было просто невозможно.

Когда она, осмелившись, пыталась их пристыдить, что они такие сильные и здоровые, обижают слабых, то самый старший дог, кого все остальные безропотно слушались, смотрел, не мигая на Бумку. Отчего у нее сердечко начинало сильно и тревожно колотиться. Медленно, с глухим рычанием, он ответил ей: А пускай, эти бродяжки, не бегают там, где мы охраняем. Глядишь, целей будут..
Леонид Шнейдеров
.
 
Форум » Клуб собаководов » Собачьи истории » Бумка
Страница 1 из 11
Поиск: